close
Погода в Ереване
17 Ноябрь 2018
+5°
+11°День
+5°Ночь
weather
close
Курс Валют
17 ноя 2018
USD1485,72
GBP1621,53
EUR1550,71
RUB17,35
close

ՀՀ, ք. Երևան Հանրապետության փ. 30

+374 10 52 15 01
ՎԵՐԵՎ

Между войной и войной. новая версия

Тема дня

17 Август 2018, 12:28
 Между войной и войной. новая версия

 

Непобедимость есть оборона; возможность победить есть наступление.

СуньЦзы

Введение

Министр Обороны РА Давид Тоноян недавно опубликовал свое видение будущего армии. В нашей реальности это новое явление, когда министр публикует долгосрочную программу с доктринальными направлениями. Изучение документа четко показывает, что в таком коротком тексте включены все вопросы и направления развития вооруженных сил. Текст отличается современными стандартами и подходам, а также человекоцентричностью. Это именно то самое важное, чего не хватало нашей армии, которая унаследовала это от старой советской, азиаткой модели. Послание министра особо выделяется идеями ответственности, долга и миссией. Если это действительно будет вложено в нашу армию, если наш офицер научится этим идеям и научит им наших военнослужащих, то у нас будет совершенно другая армия. Есть еще другие интересные и важные пункты, но нам особенно понравилась идея министра о том, что нам нужно уйти далеко от статичной, мертвой защиты. Министр использовал гибкую защиту, что предполагает, что границы могут измениться, что более чем двадцать лет сидевший в одном и том же окопе солдат должен думать о том, чтобы продвинуться вперед. Сегодня чрезвычайно важные аспекты поменялись в нашем противостоянии. Сегодня стороны накопили столько оружия и техники, что очень важным стал эффект первого удара. Получается так, что кто первый нанесет удар, может победить или по большому счету получить преимущество.

До и после апрельской войны Азербайджан продолжает увеличивать свое вооружение и военную технику. Особое внимание уделяется нападающей технике, артиллерии и в особенности дальнобойным средствам, самоходной артиллерии, ударным беспилотникам и другое.

11 июня этого года Азербайджан продемонстрировал новую китайско-белорусскую реактивную систему «Полонез», и «Лора» оперативно-тактические ракеты.Этими средствами, к которым нужно добавить также огромное количество «Смерч»-ей и  определенное количество «Касиги»,  Азербайджан в гонке вооружений получает новое преимущество.  Это просто симметричная и прямая гонка, которую не сложно было предвидеть.

Недавно была распространена информация о том, что Азербайджан приобретает новую российскую бронированную технику «БМПТ Терминатор 2», которая может дополнить группу азербайджанской мощной нападающей военной техники.  Все эти средства сугубо нападающие, более того они предусмотрены для преодоления конкретных защитных границ. После апреля Азербайджан выбрал тактику военной техникой и густо расположенной артиллерией, и обстрелами преодолеть нашу зону безопасности. Именно по этому сценарию и проводятся военные учения, причем это может проводиться в нескольких местах одновременно, возможно, что это не классический один удар в одном направлении.  В нескольких направлениях открыв артиллерийский огонь, Азербайджан может использовать также военно-воздушный десант.

В истории мало тех случаев, когда две стороны конфликта дошли до такого милитаризованного уровня, когда эффект первого удара становится единственным решением. Мы определенно подходим к такой опасной границе, когда автор первого неожиданного массового удара может нанести другой стороне губительные потери. Мы никогда не сможем иметь больше ракет, чем они в том случае, когда количество их стратегических целей будет больше наших. То есть, мы имея меньше ракет должны ударить по большему количеству азербайджанских объектов, а они с большим количеством ракет в меньшее количество наших объектов. Что означает, что этот путь по сути выгоден Азербайджану. В этой ситуации появляется логичный вопрос: армянские вооруженные силы должны защищаться и параллельно находить новые способы вооружиться или нужно попытаться найти ассиметричные решения.

Суть проблемы

 В военной науке постоянно борются два вида ведения военных действий: нападение и защита. Классики военной науки скажут, что это два взаимозависимых понятия и нет преимущества одного над другим, что нет одного без другого, что только нападая, нельзя победить, и только защищаясь, тем более. И все в этом правы. Однако все решает именно ситуация, военная и оперативная ситуация, даже боевая ситуация во время конкретных вооруженных действий. История войн показала, что военное дело развивали атакующие, первый шаг или даже инициатива всегда в их руках. Нападающий всегда на пол шага впереди и защищающийся не может все время, сопротивляясь, одержать победу. Веками были две модели ведения военных действий: погром или истощения. Других решений пока человечеству не известны. Конечно, все решила стратегия или ресурсы и искусство их использования. Если кто-то имеет неограниченное или в несколько раз большее количество ресурсов и в особенности традиций их применения, то эта сторона более вероятно, что изберет стратегию истощения. Имеющий ресурсы, даже в случае плохой культуры руководства, выберет эту стратегию истощения, поскольку другого выхода просто не будет иметь. Если другой имеет меньше ресурсов, то выберет стратегию разгрома, которую по-другому в военной науке называют стратегией одной большой битвы. Конечно, войны с одной большой битвой в прошлом, но подходы не так уж поменялись. Разгром – это путь для не многочисленных, однако более подготовленных. Со временем жизнь учит тех, у кого немного ресурсов, быть более расчетливым, качественным и более бдительным. Помимо многочисленных исторических примеров, это было видно и на примере Апрельской войны. Носители стратегии разгрома имеют более компактные подразделения и войсковые соединения, более быстрые войска, более гибкого управления систему и т.д. Именно эти служащие, как правило, развивают науку, в том числе, военную науку. Именно они бывают непревзойденными в нападении и достижениях. Если из древнего мира и Средневековья не брать много примеров, то достаточно только отметить только несколько: Македонский, Ганнибал, Наполеон и др. Они вели исключительно нападающие войны. Конечно, спорящие скажут, что Рим, монголы и арабы тоже были нападающими, с большими ресурсами, но вопрос здесь во времени. Последние, свои достижения совершили в десятки, а то и сотни лет, а первые меньше чем за один десяток.

 После эпохи Наполеона немецкая военная система вышла на военную арену, как золотой пример лучшей демонстрации хорошего качества. Это была практически непревзойденная армия в небольших количествах и скоростях. В двух мирах немецкий военный «автомобиль» рухнул только в битве при агрессии сил, превышающих в 6-8 раз. Бой, когда он был вынужден войти в окопы в течение длительного времени. Окоп становится могилой для небольших, мобильных и профессиональных армий.

В XX веке немецкий пример имел большое влияние на военные традиции, особенно на примере японских и израильских армий, перенявшие их. В обоих случаях страны с ограниченными ресурсами были просто непреодолимы для своих соседей, у которых больше ресурсов. В обоих случаях их не смогли достичь конкуренты до тех пор, пока они действовали при высокоскоростной атаке, окоп был в одном случае, поражением и в другом случае, можно было переходить вновь на мобильные действия.

Нетрудно заметить, кто в нашем случае имеет более дорогостоящие ресурсы, у кого больше ресурсов, и кто больше оперирует качеством. Нам также важно, чтобы мы были на несколько шагов впереди.

Исторические примеры

После Второй мировой войны в мире в военное время, почти всегда маленькие, но более компактные, дисциплинированные и более организованные армии почти всегда побеждали в классических или иначе конвенционных войнах.Лучшие примеры - китайско-вьетнамские, арабо-израильские, Фолклендские и иракские войны.Однако, с точки зрения военного искусства, арабо-израильские войны особенно важны для нас.Эти войны поучительны для нас, поскольку они проходили в условиях неравенства сил и очень похожи на нашу ситуацию в стратегическом и оперативном аспектах. В войнах 1947-1949гг. и в 1956-1957гг.,после поражений, арабский мир, и особенно Египет и Сирия, вооружались и объявили, что однажды Израиль будет уничтожен с лица Земли.

Они вооружались благодаря неограниченной помощи СССР. В 1967 году благодаря этой помощи соотношение сил достигло 1:6-7 в пользу арабов.

Израильская армия, фактически, не выжидая, пока соотношение сил будет критическим, взяла инициативу в свои руки и с неожиданными действиями нейтрализовала опасность.

До войны израильская армия пыталась оснаститься современным оружием, но этоне удалось до конца. Она составляла 275 тысяч человек, примерно 800 танков, 280 самолетов, из которых 90 были истребителями (72 из них современные истребители, а остальные в основном на основе старых истребителей изготовленные бомбардировщики)[1], 26 военных корабля, но эти силы в 3-4 раза уступали египетским силам. Египет и Сирия всячески вооружались и объявляли, что это делается против Израиля, и что они нанесут поражение израильскому государству.

Израиль планировал добиться решающих результатов через 3-4 дня с помощь нескольких массивных ударов ВВС, танковой и механизированных войск.

5 июня в 07:45 прозвучала тревога гражданской защиты, израильские военно-воздушные силы начали операцию «фокус».

Египетские войска состояли из семи дивизий - 4 танковых, 2 пехотинцы и 1 мотопехотинца. Египет в Синае в общей сложности имел около 100 000 солдат и 1100 танков и 900-950 танков, защищенный с тыла 1100 танками и другими военными средствами и 1000 артиллерийских средств[2]. Это было двурядное составление по правилам советского военного искусства, где механизированные бронированные объекты в условиях военных действий обеспечивали динамичную оборону и возможность контратаки, в то время как пехотные подразделения принимали участие в передовых боевых сражениях.

Израильские войска, сосредоточенные на границе с Египтом, включали 6 танковых групп, одну пехотную часть, 1 мотопехотную единицу и 3 парашюто-десантные группы. Эти группы были равны в общей сложности 70 000 солдат и 700 танков, все из которых были включены в три дивизии. В ночь перед войной они тайно накапливались на границе, скрывая себя и поддерживая радиомолчание.

Идея военных действий была в неожиданном нападении на египетские силы и в вопросе времени (атака должна была совпадать израильскому авиаудару на египетские аэропорты), и местности (атаковать северные и центральные маршруты Синая, вопреки ожиданиям Египта повторений войны 1956г., когда израильские оборонные силы напали на центральные и южные направления), и метода (с использованием ударов объединенных, фланговых и обходных, сил), и цели, чтобы развить решительную атаку в глубину Синая.

Самое северное израильское подразделение, которая состояла из 3 групп и руководилась одним из самых выдающихся командиров Израиля генерал-майором Израиль Тали, пересек границу с двух точек: противоположно Нахал Озин и от Хан Юниса к югу. Они продвинулись стремительно, не прекращая огня, имея цель максимально использовать эффект неожиданного удара. Войска Тали штурмовали «РафахГеп», район семи миль, которая включает в себя самую короткую из трех маршрутов - через Синай к Эль Кантара, Эль-Шаркия и Суэцкий канал. Египтяне в местности имели равную 4 полкам подразделение, защищенное минным полем, подземными резервуарами, подземными бункерами, спрятанными местами с оружием и окопами. Планом Израеля было нанести удары по складам военной техники египтян[3].

Прорыв Тали руководился полковником ШмуэльГонени, под руководством которого была 7-ая смешенная группа. Эта группа должна была по запланированной Израелем программе хитростью проникнуть в Хан Юнис. 60-ая броненосная группировка под руководством полковника МеначемАвирама должна было проникнуть с севера. Обе группировки должны были соединиться и окружить Хан Юнис, в то время, как парашютисты должны были захватить РафаГонен, решающая атака была доверена всего лишь одному батальону группировки.[4]

Изначально, прорыв встретил малейшее сопротивление, так как египетское руководство сделало вывод, что якобы это была диверсия для главного нападения. Как бы там ни было, когда руководимый Гонени батальон продвинулся, то оказался под сильным обстрелами и понес сильные потери. К сражению присоединился и второй батальон, который, впрочем, тоже был подавлен. А в это время 60- группировка оказалась под песком, в то же время парашютисты столкнулись с проблемой ориентировки между песчаными холмами. Израильтяне продолжили нападение и, несмотря на тяжелые потери, очистили египетские части и достигли железной дороги Хан Юниса меньше, чем за 4 часа.[5]

Затем группировка Гонени двойными рядами продвинулась на 9 миль к Рафах. Как только Рафах был обойден, и израильтяне захватили находящийся на 8 миль к юго-западу Шейх Зувейд, который защищался двумя группировками. Не смотря на то, что египтяне уступали по численности и военной технике, они окапывались и замаскировались. Израильтяне были отброшены назад свирепым сопротивлением египтян, и были вынуждены прибегнуть к помощи воздушных и артиллерийских сил, для того чтобы возможным сделать передвижение их передовых объектов. Многие египтяне оставили свои позиции после того, как некоторые из их командиров и состава погибли.    

Израильтяне прорвали сопротивление путем танковых атак. На закате израильтяне уже полностью сломили сопротивление. Израильские силы понесли тяжелые потери, о которых впоследствии полковник Ш.Гонен заявил журналистам: «Мы оставили много сгоревших танков и погибших солдат в Рафахе». У египтян было примерно 2000 жертв и потерянных 40 танков.

Израильские силы по открытой дороге продолжили путь к Ариш. Уже поздним вечером 79-ый танковый батальон прошли по ущелью Джирад, длиной в семь миль, который защищался от египетского 112-ого батальона, расположенного в благоприятном месте. Египтяне имели много жертв и тяжелые танковые потери, в то время как Израиль меньше жертв. Израильская армия начинала иметь более искусные и грамотные успехи.

Достигнув западной границы, израильские силы продвинулись к краям Ариша, где подразделение Тали укрепило свои позиции в Рафахе и Хан Юнисе.

На следующий день, расположенные по краям Ариша, израильские силы заменились 7-ой группировкой, которая свою дорогу направила по Джираду. Получив помощь с воздушных сил, израильтяне вошли в город и захватили аэропорт. Египтяне стреляли с крыш, балконов и окон.[6]

ГоненАриш отправил вспомогательные силы, и город был окончательно захвачен.

38-ая танковая дивизия, руководимая генерал-майором АриельШароном, на юге напала на Ум-Катефи, которая была хорошо укрепленной местностью, под руководством генерал-майора СаадНагиби, который являлся командиром 16.000-тысячного войска. Египетяне имели также батальон уничтожающих танков, и танковый полк, который примерно насчитывал 16000 служащих. Израильтяне имели примерно 14000 служащих и 150 танков, включая «AMX-13», «Centurions» и «M50» «SuperSherman» (обновленный «М-4» «Sherman танки»).

В следующие два дня (6 и 7 июня) все три израильские дивизии (Шарон и Тал укрепились бронированной группировкой) спешили на запад. Дивизия Шарона с помощью воздушной поддержки сначала отправилась на юг, затем на запад – через Ан-Нахл к Митла Пасс. Часть ее там присоединилась к дивизии Йоффа, а другие соединения закрыли ущелье Гид. Эти ущелья для египтян стали смертельными. Согласно египетскому дипломату МахмутРиаду, только за один день погибло 10000 солдат, а многие погибли от голода и жажды. Соединения Тали остановились на разных местах тянущейся вдоль Суецкого канала дороги.

Планы Израиля по перекрытию частично удались. Только ущелье Гида, перед тем, как египтяне подошли к нему, уже было захвачено, но в других местах египтянам удалось пройти ущелья и достичь канала, который для них стал поясом спасения.

Из-за спешки египетского отступления солдаты часто оставляли оружие, военную технику и сотни средств транспортного передвижения. Многие египетские солдаты, будучи отдалены от их соединений, были вынуждены продвигаться около 200 км до Суэцкого канала, используя ограниченные запасы еды и воды.

7 июня Израиль начал захват Шарм-Эль-Шейха: израильские морские силы начали действия с преследования египетских морских сил. 3 ракетных корабля открыли огонь около 4:30-и на египетские береговые батареи, пока парашютисты и коммандосы готовили вертолеты воздушный корабль Норд Норатлас для нападения на Аль-Тури.

Город по-большей части опустел предыдущим днем и очень быстро был захвачен. Министр обороны Дайан в 12:15 объявил, что перешеек Тиран, как международный морской путь, открыт для всех кораблей.[7]

8-го июня Израиль, отправив пехотные силы на западный берег полуострова Рас Судар, завершил захват Синая.

Залог успеха израильской армии был в неожиданном нападении. Израильская армия, несмотря на то, что имела старую и разнообразную технику, прибегала к современным военным маневрам. К этому, конечно, надо прибавить тот факт, что израильская армия действовала сообща и слаженно, в отличие от египетской, у которой были трудности со связью между собой.  

Сухопутные войска широко применили обходы, с вертолетов спускали десантников недалеко от сражения, также прорыв танковых колонн в тех местах, которые считались для танков непроходимыми и не были заняты войсками. Танковые войска, причем в меньшем количестве и более старые американские и английские тремя-четырьмя танковыми колоннами, одна вдоль берега, другие две по центру Синая, территория, которая считалась непроходимой местностью, а другая – из-за сильной обороны, совершила прорыв и дошла до Суэцкого канала. За три дня израильские силы прорвались и вышли в тыл египетских войск и окружили группировки ОАЭ, начавшие отступление.

Война против Иордании началась утром 6-го июня, массовыми воздушными ударами, а соединения двигались с севера на запад к Наблусу, чтобы расчленить основную группировку и разгромить. Нападение остановить не удалось, и северо-западные войска страны были разгромлены уже 7-го июня вечером.

9-го июня нападение началось на Сирию, в направлении Дамаска. 10-го июня в результате возобновившегося нападения, израильтяне углубились на 26 км, позади приграничных гор, дойдя до плоскогорья, но на этом рубеже сражения продлились до 13-го июня.

10-го июня АГ пригрозилась применить санкции и после этого военные действия прекратились.

Израиль отказался совершать это решение и предпринял использование оккупированных территорий. Началось строительство в военных местах Синая, на западном берегу Иордании и в высотах Голани.

Эта война вошла в историю, как «шестидневная война». В течение этой войны израильские войска захватили территорию в 70000 км2, с населением более 1 млн. жителей.

В 1967 г. произошла классическая воздушная война.

Израильские силы ПВО до 1965 г. действовали как отдельный вид войск. В том же году израильские ВС, получив американские «HAWK» зенитно-ракетный комплекс, перешла к американскому типу войск.

ПВО подчинялось ВВС.[8]  Успех сухопутных войск был возможен благодаря превосходству воздушных сил, которое было обеспеченно израильскими истребителями.

Это был один из тех классических случаев, когда имеющий меньше сил и средств не дожидался, когда соотношение сил станет критическим и против него, а предупредительным ударом нанес поражение противнику.

  Этой победоносной войне вопреки, Израиль имел большие проблемы в 1973 г. в войне «Судного дня». В 1973г. 6 октября начавшаяся война была четвертой между арабскими странами и Израилем. Это была самая крупная арабо-израильская война по размаху, интенсивности, использованию техники.  Перед этой войной израильская разведка имела данные о том, что арабские страны готовятся к новой широкомасштабной войне. Вопреки этому в израильском обществе сформировалось другое отношение к войне, было стремление любой ценой вопрос решить мирным путем, и как результат этого военно-политическое руководство страны также имело медлительность в принятии решений и нерешительность.  

Вопреки этой триумфальной войне, у Израиля были большие проблемы в войне «Судного Дня» 1973 года.Разразившаяся 6-ого октября 1973г. война была четвертой между арабскими странами и Израилем. Эта была самая большая арабо-израильская война: по мощи, интенсивности, объему применения техники. До этой войны израильская разведка имела данные, что арабские страны готовятся к новой и широкомасштабной войне. Не смотря на это, в израильском обществе произошла смена отношения к войне, было стремление любым способом решить вопрос мирным путем, в качестве результататакже военно-политическое руководство страны проявляло медлительность и нерешительность в принятии решений.Это были основные причины того, что нападения египетской и сирийскойармий в какой- то мере стали сюрпризом для Цахала. В результате Израиль понес много жертв, перенес большие трудности, пока сумел изменить ситуацию. До сих пор в израильском обществе по отношению к одержанной победе существуют разные подходы и неоднозначное восприятие.

Несмотря на поражение прошлого этапа, стороны не отказывались от своих целей, особенно советская сторона. После потерь, нагруженные корабли и самолеты отправлялись в страну фараонов и другие арабские страны. Арабы все еще мечтали о победе. Советская военная помощь вновь была большой по сравнению с предыдущими. Впервые, 6-ого октября 1973г. арабским странам удалось застать врасплох Израиль. На этот раз, напали арабы и впервые несколько дней войны, казалось, будто им удавалось разбить «проклятую закономерность».  В этом были убеждены и советские военные, которые впервые в течение Холодной войны достигли определенного преимущества[9]. До этого израильские военные силы всегда одолевали победу над арабами. Победа всегда была очевидной, и в этом всегда значимую роль имели ВДВ. Израиль преимущественно применял западные технологии, пользовался западной военной идеей, однако про собственный вклад не забывал.

В войне «Судного Дня» 1973 года много было сходств с предыдущими, но были также различия. Противники были вооружены теми же американскими и советскими оружиями и вели почти ту же стратегию. Египет и Сирия, вместе напавшие на Израиль, имели примерно 4000 танков, 2000 артиллерийских снарядов и войско более миллиона, что на 2-5раза было больше израильских сухопутных войск[10]. Основными средствами нападения, т.е.  механизированными войсковыми соединениями превышали на 5-6 раз. Египетская сторона была более вооружена. Их вооружениями были советские средства последнего поколения, т.е. артиллерийские, танки, системы управления, ракеты и т.д.

Нападение началось днем 6-ого октября. Первый удар для Израиля был неожиданным. Арабы вначале даже зафиксировали удачу в воздушных боях, чем были очень воодушевлены. Есть аргументирующиемногочисленные доказательства того, что, в первые дни израильские воздушные силы понесли серьезные потери: до 2-3 десятка самолетов.  Рубеж Бар-Лева был преодолен посредством разумного сотрудничества артиллерии, воздушных сил и войск специального назначения. Войска действовали очень грамотно и прошли блестящую тренировку.  В рубеже Бар –Лева только одна точка опоры- «Будапешт» не сдалась и до конца войны осталасьнезавоеванной.  Уже на следующий день, пройдя Суэц,на полуострове Синай, на стратегической глубине 10-20км Египет имел практически 90,000 войск, 1000 танков и батальоны коммандос захватили важные коммуникационные маршруты в тылу. Первый израильский отпор, который нанесла 252 бронетанковая регулярная дивизия, действующая под руководством А.Мендлера, ничего не дал. Египтяне были хорошо расположены и частым огнемвстретили три израильские танковые бригады. Египетским войскам было предоставлено чересчур большое количество противотанковых средств.  Фактически, каждый третий солдат был вооружен противотанковым гранатометам или противотанковым ракетным комплексом, которые же отбросили первую израильскую танковую атаку[11]. Более чем 140-150 танков из 260 вышли из строя или были уничтожены.

В тот же день, 7-ого октября, 143 и 162 запасные дивизии дошли до места боевых действий. Таким образом, Израиль на месте боевых действий уже имел 400-500 танков. В течение этого времени, израильская воздушная сила упорно пыталась подобрать к рукам воздушное преимущество, однако не удавалось.

Организованная 8-ого октября контратака также не принесла удачи израильской армии. На первой линии египетских войск было скоплено огромное количество противотанковых средств. Даже потери египетским войскам внушили уверенность, что они могут продолжить атаку, и они попробовали. В результате 143 танковая дивизия АриэлаШарони еле – еле смогла остановить арабов. Израильское командование совершило изменения и перегруппировку сил. Командиром фронта был назначен начальник ГШ, генерал Давид Элазар. Египетские войска не ориентировались идти вперед или оставаться в позициях: удачи бросили их в недоразумение. Министр обороны Ахмед Исмаил Али утверждал, что нужно продолжать атаку, а НШ генерал Саад альШазлиупрекал, утверждая, что войска не могут выйти из конденсированной зоны могущей ПВО. Однозначной ориентации не было также у советских генералов, которые на самом деле руководили египетским войском. Под давлением президента Садата египетские войска 2-ой и 3-ей армиями (4-ой и 21-ой, 23-ей бронетанковой, 18-ой,19-ой пехотной, 6-ой мотопехотной дивизиями и многочисленными другими войсками) 14-ого октября продолжили атаку. Этим президент страны пытался также помочь своему союзнику Сирии, чьи войска не могли продвигаться. Египетская атака продолжилась по всему полуострову Сина, по 6 основным направлениям. 18 стрелковая дивизия, усиленная новейшей бригадой танков «T-62», из направления Кантари напала на Роман. В центральной части нападала 21-ая танковая дивизия, а на юге - войска специального назначения (включая пехотную бригаду 19-ой пехотной дивизии, танковая бригада и 113-ая механизированная бригада 6-ой механизированной дивизии) двинулись на юг, по направлению Рас-Судара. Три северных направления атаки находились под контролем 2-ой армии генерала СаадМамуна, чей штаб находился в Исмаилии. Три южных – под контролем 3-ей армии Абд ал МунемВасселя, чье северное направление продвижения вело на восток- к перевалу Джидди и штабу израильского южного фронта Ум-Кушейбе. Южное направление вело в Рас-Судар[12].

На севере генерал А. Адан отбросил первую атаку египетских войск, в результате чего последние потеряли приблизительно 50 танков.

В центре дивизия Шарона, грамотно организовавшая оборону, провела контратаку, в результате чего египетская первая механизированная бригада была уничтожена, а в конце дня стоявшая перед дивизией Шарона 21-ая египетская дивизия потеряла 110 танков. На юге египетские войска предвидели организовать обход с флангов, однако генерал К.Маген был готов к такому маневрированию и организовал оборону соответствующей ловкостью. В результате ярой битвы была уничтожена большая часть 3-ей танковой бригады египетской 4-ой бронетанковой дивизии, а когда египетские танки, сосредотачивая остальные силы, попытались двинуться на юг, и вышли из - под перекрытия египетского «ракетного зонтика», были разгромлены израильскими воздушными силами[13].

Уже с момента атаки по 6-и направлениям это была стратегическая ошибка. Однако израильская армия смогла правильно использовать упущенное время. Нападение египетских войск потерпело неудачу: они потеряли приблизительно 250 танков. 15-ого октября израильские силы перешли к контратаке и на египетском фронте. Удар был направлен на место сведения концов двух египетских армий. При первом ударе израильская армия широко использовала атакующие мобильные группы, которые бросили врасплох египтян. Последние ожидали классического удара, во-первых, от воздушных сил, затем массовых танков. Однако израильские танки начали широкомасштабную атаку только тогда, когда атакующие мобильные группы, которые собой представляли хорошо вооруженные и опытно усиленные взводы и роты, завоевали первые рубежи и окопы. Бронетанковым бригадам, блестяще сотрудничающим с атакующими группами, удалось прорвать фронт и пройти западный берег Суэцкого канала. Переход удался достаточно трудно, так как западные страны не продавали Израилю большие мосты. Израиль такие 30-летние мосты купил во Франции, в качестве металлолома и,починив, сделал надобными для применения.

Маленькие силы израильских бронетанковых дивизий, которые 17-ого октября прошли западный берег Суэцкого канала, возможно было отбросить, если бы египетские и им содействующие алжирские войска вовремя перешли бы к контратаке. Несмотря на то, что израильские солдаты также были вооружены современными американскими противотанковыми гранатометами или ракетными комплексами, все равно при могущей и организованной атаке эти силы были чересчур маловаты.

Но этого не произошло из-за неорганизованности. Первая же дивизия, прошедшая канал, развила стремительное нападение[14]. Правда, израильский 87-ойразведывательныйдиверсионный батальон был полностью разгромлен у города Исмаилия, однако это было результатом того, что израильские разведывательно-диверсионные группы чрезмерно углубились в тылу египетских войск и решали большие проблемы: нарушение обслуживания войск, уничтожение резервных сил, даже уничтожение дивизионных ПВО и т.д.[15]

Уже 19-ого октября на канале было четыре моста, по которым до 22 октября Израиль на западный берег канала перенес еще 7 бронетанковых дивизий и завоевал значительные территории. [16] Была опасность- осуществить широкомасштабное нападение на столицу Египта.

Основную роль вновь сыгралавоздушная сила, которая своим преимуществом лишь обеспечила грамотные и стремительные нападения танковых дивизий.

Египетская армия допустила несколько стратегических и оперативных ошибок:

  1. 1.    Осуществляя блестящее и неожиданное стратегическое прорывание израильской обороны, не попробовала держать в руках инициативу и изначально имела предубеждения от израильской контратаки. Войска более перешли к обороне, чем пытались продолжить дальнейшее нападение. То есть, после решения первичной проблемы перешли к обороне, и дальнейшие нападения были стратегического характера.
  2. 2.    Потерял время, что дало возможность израильской стороне мобилизовать силы исправить ситуацию.
  3. 3.    Не развела предварительные удачи, особенно касательно воздушной силы. Имея содействие могущей ПВО, они не попытались интенсивно работать для обеспечения окончательного воздушного преимущества.
  4. 4.    Второй этап нападения начали сразу по 6 направлениям, теряя свое основное преимущество по основному направлению удара, т.е. количественный фактор.
  5. 5.    Не ожидая со стороны Израиля стратегических новых решений, организовал оборону только на основе прошлого опыта, а на стратегическую ловкость собственных войск не обратил внимания.

Примечательно, что в день главного поражения НШ израильской армии, генерал Давид Элазар телеграфировал вице-президенту страны Голда Мейеру:«Голда, все будет в порядке, мы вновь мы, они вновь они».

Военные действия на сирийском фронте с первого дня войны до конца получили чрезмерно сильный характер. Это было понятно, ибо с сирийского фронта Израиль намного подвергался опасности. Численное преимущество сирийской армии в 6-7 раз и присутствие комсостав советской армии ничего не дали. После ВМВ здесь произошел самый большой танковый бой, где с арабской стороны участвовало приблизительно 1300 советских новых «T-55» и «T-62» танков[17].Им противостояли всего лишь 180 израильские танки. То есть сирийская армия поставила перед собой цель: завоевывая Голанские высоты выйти на территории, имеющие центральное значение для Израиля и грозить уничтожению страны. Боевые действия на полуострове Сина были достаточно далеки от Израиля, и поэтому не были настоль опасными для страны, чем бои в Голанских высотах. Если бы израильская оборона была прорвана в Голанах, то сирийские войска за несколько часов без преград оказались бы в центре города.

Сирийская армия в начале боевых действий вертолетами опустила группу «Коммандос» на горы Гермона, которая быстро завоевала расположенную там мощную РЛС и систему обороны.

Солдаты резерва после призыва на службу сразу мчались на сирийский фронт. Из-за трудности сложившейся ситуации сразу после призыва резервных, те тратя времени на создание «гармоничных персоналов» (резервные постоянные персоналы), расположение пулеметов на танках и на уточнение танковых знаков, присоединяли к танкам и отправляли на фронт.

Однако сирийская армия, как и египетская, на полуострове Сина стремилась не выходить из перекрытия собственных ПВО  ракетных батарей. Сирийская армия, как и египетские войска, укомплектовала свои подразделения противотанковыми станциями, что, однако, не было столь эффективным, учитывая неравную холмистую местность сцены военных действий. 

Сирийские войска ожидали, что концентрирование израильского резерва будет длиться минимум день, в то время как первые резервные прибыли на Голанские высоты через 15 часов после начала войны.

В конце первого дня войны, на тот момент имеющие численное превосходство соотношением 9:1 сирийские войска достигли определенных удач. После того, как прошли израильскую противотанковую траншею, часть сирийских сил (танковая бригада) обернулась на северо-запад и начала нападение с «нефтяной дороги» раннее неэксплуатируемого трансарабского нефтепровода, которая по диагонали пересекала Голанскую высоту. Со стратегической точки зрения «нефтяная дорога» была чрезмерно важной: с места прорывания израильской обороны она шла к Навахе, что было не только местом расположения командования израильской дивизии, но и перекрестком стратегически важных дорог. В течение 4-дневных боев израильская 7-ая танковая бригада под руководством Януш Бен-Гала сберегалацепь холмов севера Голана, которую с севера обеспечивал штаб дивизии, расположенный в Навахе.[18]

Состояние израильских подразделений на юге Голана было несравненно тяжелым. 188-ая танковая бригада «Барак» несла большие потери, ибо была расположена в местности лишенной естественных условий укрытия. Командир бригады, полковник Ицхак Бен-Шохам, вместе со своим заместителем и начальником оперативного отдела (каждый в своем танке) погибли в течение второго дня сражения, когда сирийские войска совершали отчаянные попытки открыть дорогу к озеру Кинерет и Навахе.

На тот момент, бригада прекратила выступать как объединенное   войсковое соединение, однако другие персоналы продолжали вести бой раздельно друг от друга[19].

В течение первой ночи войны только прибывший на поле боя, и не присоединенной ни к какому подразделению, лейтенант Цвика Грингольд своим танком удерживал продвижение сирийских войск, вплоть до пребывания отправленного ему пополнения. «В течение 20 часов «отряд Цвики» (так его звали по радиосвязи) меняя позицию и избегая, сражался против сирийцев, иногда один, иногда в составе более крупного отряда, неоднократно меняя танки, которые повреждались и выходили из строя. Он был ранен. Получил ожоги, но не оставлял строй и всегда появлялся в самые решительные моменты с самых неожиданных направлений, таким образом меняя направление ударов».[20]

За свои действия, Цвика Григольд был награжден Израильской высшей военной наградой, орденом «За героизм».  Фактически, около трех дней неполная оперативная военная группа израильской армии, составленная из двух неполных бригад, пользуясь местностью и применяя стратегические приемы, смогла противостоять мощной стратегической военной группе сирийской армии.

С прибытием резервных ситуация на Голанском плоскогорье начинала радикально изменяться. Пополняющим войскам удалось вначале замедлить, затем начиная с 8-ого октября остановить продвижение сирийской армии. Голанская высота, бросающаяся на глаза широкой территорией, конечно же не могла служить буфером, в отличие от полуострова Сина на юге, однако она была достаточно серьезной стратегической крепостью, которая не позволяла сирийским подразделениям запускать ракеты на внизу находившиеся израильские населенные пункты.   Решительные контратаки израильских войск достигли своей цели: в среду 10-ого октября последняя сирийская единица была отброшена от «Красной линии», довоенной границы прекращения огня[21].

9-ого октября израильская ВС начала наносить удары на основные стратегические объекты Сирии, в тот же день был «разгромлен» сирийский ГШ[22].

Военное командование Израиля стояли перед дилеммой: двигаться в перед, т.е. идти на нападение на сирийской территории, или быть удовлетворенным границей 1967года. Целый день 10-ого октября израильское командование обсуждала этот вопрос. Многие из военных были сторонниками прекращения нападения, ибо это позволило бы перенести еще больше военных соединений на полуостров Сины, где два дня тому назад в округе ХизайонШмуэльГонен потерпел поражение.  А некоторые из них были сторонниками нападения по направлению Дамаска. По их мнению, этот шаг вытолкнул бы Сирию из войны и укрепил бы статус Израиля как могущего государства региона.Сторона против нападения утверждала, что на сирийской территории есть многочисленные могущие оборонные крепости: противотанковые окопы, минированные поля, долговременные огневые точки, из-за чего в случае возобновления нападения сирийской армии будет удобнее защищаться, применяя преимущества Голанских высот, чем собственной равнинной местности. Конец дискуссии положил вице-президент Голда Мейер. Его вольное решение было политическим и окончательным - пройти «Красную линию»… Нападение было предвидено на следующий день – в четверг, 11-ого октября.

С 11-14 октября израильская армия двинулась в глубину израильских территорий, завоевывая 32 км2. Однако арабские войска смогли организованным образом отступить ко второй линии. Тяжелая артиллерия с новых позиций получала возможность бомбить Дамаск, находившийся в 40км от фронта. Таким образом, на сирийском фронте израильская армия вела более тяжелые сражения, однако достигла удачи быстрее.

В обоих фронтах параллельно с произошедшими крупными танковыми сражениями, велся интенсивный артиллерийский огонь, разгорались воздушные и противовоздушные бои десятков самолетов. Широко применялись ПРАК и ракеты ПВО.

Арабские силы потерпели полное поражение. Опасность завоевание Дамаска и Каире заставила прекратить боевые действия.  Нападения израильских танковых дивизий были очень грамотны и согласованы.

 По западной (в основном американской) модели центр тяжести боя постепенно перемещался в небо. И в утверждении этой новой модели большую роль также играли израильские ВВС. Советские специалисты считали, что сделали правильный вывод, тем, что увеличили объем средств ПВО СВ, добавили пути целевых точек для дивизий доведя до нескольких десяток. Однако основная ошибка оставалась неизменной.

  1. Разрушители не становились основными исполнителями роли, не смотря на увеличение количества.
  2. Уровень их технической и стратегической подготовленность, также самостоятельностибыл низок.
  3. Сотрудничество между сухопутными компонентами ПВО, а также с разрушителями было на очень низком уровне
  4. Не было автоматизированных электронных систем, особенно воздушных для ведения боя

В этой войне произошел окончательный срыв советской модели строения сухопутной ПВО, однако, как стало видно в дальнейшем, все равно советские генералы шли свой дорогой. Не смотря на то, что советские ЗРК и другие зенитные средства были уже довольно подвижными и были предназначены также для обороны бронетехники, в действительности эту проблему решить не смогли.  И интересным было то, что некоторые из египетских генералов это четко осознавали. Начиная с 14-ого октября во время египетской новой атаки на Сине СВ лишившиеся содействия перенасыщенных ЗРК оказались под ударами израильской воздушной силы и потерпели много потерь, если не скажем, были разгромлены.

Выйдя из этой зоны, количество египетских ПВО средств резко укоротилось. Так как не все комплексы были на самом деле подвижны, а разрушители ничего сделать не смогли. То есть, египетская армия не была готова к стремительным действиям, советские многочисленные противотанковые и ПВО средства ничего не дали. В частности, многочисленные подвижные ПВО средства не смогли обеспечить ту оборону, для чего были созданы. Таких в этой войне особенно было много: «Куб 2К12», «Стрелка-2» и т.д. о разрушителях вновь нет и речи. Однако интересным является то, что израильская армия, не имея такие многочисленные подвижные ПВО средства, блестяще решила вопрос, так как проблему в основном решали разрушители. Вновь было доказано, что самым лучшим ПВО средством является истребитель. Эти эластичные машины, обеспечивая воздушное преимущество одновременно из воздуха, готовили израильских быстродвижущихся танковых дивизий, которые прорываясь, продвигались вперед, имея малочисленную пехоту и постоянную недостаток артиллерии. Блицкриг продолжал свое победное шествие.

Благодаря активному вмешательству СССР и США столкновение вошел в этап решения.

Война длилась 19 дней. Стороны потеряли 20000 погибших, 2,7 тысячи танков,500 самолетов 7 прочую военную технику.

Война не в случайный день началась. 6-ое октября днем еврейского праздника ЙомКипур, что свидетельствовало о дальнейшем росте роли фактора неожиданности.

Несмотря на то, что египетские и сирийские армии со стороны лучших представителей советской стратегической школы долго готовились и планировали войну, не имели проблему времени и средств и сумели хорошо скрыть свои планы, потерпели поражение.   Поражение имело несколько четких причин:

  • Ошибочной подход исполнения роли войск и особенно рода войск
  • Плохое управление действий, особенно между родами войск
  • Уступка инициативы, несмелое управление
  • Недостаток самостоятельности командования
  • Недостаток технической насыщенности, особенно технологий управления

Арабские страны, что касается оперативного искусства, не достигли достижений, все решения и подходы были советские и с достаточно плохим выполнением. Войска и военные соединения использовали в больших масштабах, после долгой подготовки, большим эшелонированием, медленно, при обстоятельстве мощного огневого содействия и слабой самостоятельностью командиров. Армии и армейские группы использовались двумя или более строями. Предназначенные для прорывания военные соединения действовали в первом строе, были хорошо насыщены, однако имели проблему самоходной артиллерии и особенно ее управления. Скорость нападения была достаточно медленной, применение воздушного десанта – ограниченной.

Данная победа Израиля стала роковой для всей западной стратегической мысли. После тяжелого поражения в вьетнамской войне американская стратегическая мысль находилась в определенном психическом спаде, и это война будто была спасением для тех, кто продолжал утверждать, что в Вьетнаме они не потерпели системного поражения от советской военной системы, и возможно остановить советские танковые лавы. Исследование опыта данной войны также содействовало тому, что Д. Старрием, Д. Мореллием, Дж. Бойдем и другими авторами была создана американская новая теория воздушно-сухопутных военных действий, и в качестве результата войны и победы полностью иного уровня[23]

Победа 1973года, конечно, не была чем-то беспорядочным: это было победой той же западной военной мысли, которая придала новую мощь и глубину военной теоретической мысли.

Извлекая урок от событий 1973года, девять лет спустя Израиль вновь пошел стратегическим путем профилактических ударов и на территории Ливанаданным подходом нанес поражение Сирии и, по сути, ему содействующей СССР.

Ведя лишь оборонные боевые действия в 1999-2000гг. не избежала поражения и Эфиопия, которая вовремя изменив действия, вновь перешел к нападению и исправил ситуацию. Война закончилась победой Эфиопской армии, однако были тяжелые потери во время обороны.

Новые решения

Данные примеры отлично доказывают, что малочисленная, но хорошо подготовленная и профессиональная армия, особенно с гибким управлением, даже при не идеальном вооружении может достичь успеха по отношению к многочисленным и медлительным войскам. Проблема больших армий не только в их физической неповоротливости, но и в медлительности принятия решений, что является результатом нерешительности и недостатка самостоятельности командования. Это присутствует также и в азербайджанской армии, несмотря на наличие новых видов вооружений, иногда на высокую дисциплину и т.д., офицеры азербайджанской армии ограничены свободой при принятии решений. В нашем случае необходимо более укрепить институт офицерского состава, принимающего свободные решения, лучший путь достижения которого является обучение.

Войны нового поколения начинаются за короткое время. Часто этот переход происходит настолько быстро, что государственные иобщественные органы не успевают отреагировать в соответствующем порядке. С точки зрения времени, на горизонтальной линии они стоят настолько близко, что во многих случаях теряется различие. В данном случае война и мир мало отличаются друг от друга.

Например, сегодня от командиров требуется более короткое время, чтобы найти выход и принять решение. А решения, как и средства быстро становятся устарелыми, т.е. нужна постоянная гибкость.

Обучаясь в военных училищах и академиях и обращаясь  к вопросу поверхностно, создается впечатление, что легче вести оборону, что, если не имеешь достаточных средств, чтобы напасть, лучше защищаться. Однако не каждый раз ситуация такая.

Если боевые действия развиваются так, что противник нападает на тебя, не всегда ты в силах или правильно переходить к обороне. Это почти всегда правильно только при одном условии, если уверен, что в предстоящее время получишь подсобные силы и средства. Если эти средства все равно не получишь, то оборона может быть ошибочной. Только обороной почти невозможно победить, следовательно, только обороной ты можешь исчерпать оставшиеся средства. Здесь самой важной проблемой является то же самое время, о котором было отмечено наверху. Проблема в том, что если сумеешь подготовиться к нападению, лучше даже идти на противоположный бой, но перейти к нападению раньше противника, этим:

  1. Броситьпротивникаврасплох
  2. Взятьинициативу в своируки
  3. С цельюиспользововатьсредства
  4. Боем завершить период войны или войну

Однако, как не странно, в советском и русском уставах и в их переводах во время обороны не встречаются подобные объяснения. Почти ничего не отмечено о том, что если ситуация такова, то лучше нападать, а при обороне не отмечено, что она также осуществляется по той причине, что не успеваешь переходить к обороне. Почти нет ничего о времени, что очень важно. Конечно, есть также и другие факторы, особенно вопрос видов средств, а не количества. Предназначенные для нападения средства более подвижные, более гибкие, а для обороны могут применять также стационарные или плохо маневрирующие средства. Есть также факторы собственной территории и другие. Однако в уставе, будто намеренно игнорирован вопрос времени, что связано с определенными традициями. Дело в том, что советская стратегическая школа самое главное место отводило средствам и только средствам. Основной причиной любой предвиденной или вынужденной обороны они считали отсутствие необходимых средств. Необходимость, конечно, касается только их измерений, однако в основном это лежало в основе. В каких - то случаях защищались также и по другим причинам, однако все равно средства занимали основное место. Это исходило также от стратегического глубокого заблуждения, что привело к позорным результатам начального этапа ВМВ, когда обороне не уделялось должного внимания, а наступление, будучи основным видом боя, не подвергалось детальной подготовке. Эти ошибки в дальнейшем привели к тому, что наступление нужно осуществлять, только истощая противника при обороне, затем, только, получив новые огромные средства от вышестоящего, перейти к наступлению, или заранее наступать на малочисленные силы.Другого рода наступления,особенно профилактические удары, которые в основном подразумевали качественные признаки, никак не принимались, более того опровергались. Такие подходы даже тогда подразумевали долгое время для подготовки и большие средства, чтобы довести дело до конца. Однако время показало, что такой путь не приемлем, особенно для стран, имеющих не большие человеческие и материальные ресурсы. Уже ближневосточные классические войны показали, что это не приемлемо и обращающиеся к таким методам, как правило, терпят поражение. А война нового поколения, которая родилась под конец Холодной войны, не оставила никаких возможностей для медленного и ресурсного метода. Фактор времени постепенно стал более значимым. Мы еще отметим, насколько быстро все решается, насколько быстро становятся устаревшими решения, выходы и средства.

Остановимся, однако, на еще одном факторе, который имеет непосредственную связь со временем, что в отдельности важный фактор. Это фактор предвидимости. Процесс введения в заблуждение противника, маскирование собственной идеи и планов запланированным и систематизированным образом становится показателем предвидимости. Если ты в целом предсказуем, то, четко не зная даже о твои планах, противник может найти методы, чтобы действовать против тебя, если ты непредсказуем, то трудно найти методы против тебя.

На стратегическом и оперативном уровне предсказуемость ровна поражению. Противник не должен знать, каким будет твой следующий шаг, как будешь наступать, с какой стороны, какую стратегию будешь вести, он должен быть уверен, что ты не будешь действовать банальными методами. Это важный фактор, и он непосредственно связан с факторами времени и скорости. Однако на стратегическом уровне этот фактор уже однозначно не отрицателен. Здесь действуют другие правила.

Пока боевые интенсивные и масштабные действия ведутся за короткое время, многочисленные армии могут быть отвергнуты, частично мы это уже видим. Более применимы будут маленькие и быстродействующие армии.[24] А боевые такие действия не могут длиться долго, ибо экономики глобальны, т.е. эта война будет против интересов многих стран, следовательно, все заставят быстро прекратить ее. С 2000-ых гг. мы очевидцы того, что еще не кому не удалось создать независимые большие союзы и разнуздать большие войны.

Эта глобализация, по сути, больше всего инициируется со стороны США, которая считается инициатором войн нового поколения, лучшим образом пользуется этой системой, так как ее армия готова к таким требованиям. Это конечно не значит, что армии уменьшаться до отрядов, это намерение часто представляется крайним образом.

С этой точки зрения система обучения краеугольная. Обучение имеет то же значение для становления военного специалиста. Например, хороший специалист не может быть малообразованным, хороший специалист не может руководствоваться стереотипами. Следовательно, хороший командир должен иметь свободу при принятии решений. С этой точки зрения подходы представителей количественных и качественных школ военного управления находятся в классической борьбе.

Первое можно объяснить следующим образом: покажи – разреши - контролируй.

А вторая система действует следующим образом: научи - доверяй-следи.

Дело в том, что такие армии, уделяя дельное место подготовленности, знанию дела, качеству, постоянным творческим образом мышления делают открытия.

На первом этапе боя, войны достигают удачи более подготовленные, высшего класса, более быстродействующие армии, на следующих этапах могут победить плохо подготовленные, но имеющие большие средства армии.

 Военный теоретик Дитрих фон Бюлов, первым различавший военную и боевуюстратегии отмечал: «Я трижды могу подписать даже под тем, что никогда не нужно вести оборонные войны, а необходимо немедленно переходить к наступающей войне, действуя во флангах и тылу противника»[25]. Эта мысль четко означает, что высшего класса и быстродействующие армии наступлением могут победить.

Предложения для нас

Таким образом, мы уяснили, что наш путь качественен, а выбравшие такой путь воюют не разгромительными или истребляющими методами. Те армии, которые не определяются в выборе моделей и с доктринальной точки зрения делают синтез,обречены на поражение. Государство, армия должны четко выбрать и остаться последователями той модели, которая исходит от ресурсов и образовательного, либерального уровня, системы ценностей. А предпосылкой модели крушения является качественное образование, благодаря которому создается гибкая и устойчивая система управления и профессиональные, малочисленные и подвижные войска.

Для того, чтобы предотвратить сверхмилитаризацию Азербайджана необходимы конкретные шаги, которые были бы асимметричны, в рамках разгромительной и по стандартам совсем не истребляющей моделях.

Теперь в нескольких словах отметим также методы и виды войск, которые могут нейтрализовать азербайджанское доминирование и способны добиться этого малочисленными силами и расходами.То есть, это лучший инструментарий для решения больших задач маленькими силами. ВС должны развиваться равномерно и все виды войск очень важны, однако есть виды войск, которые самые гибкие для проведения действий начиная с классических боевых до беспорядочных, динамично самые развивающиеся и могут быстрым образом изменить ситуацию.

  1. Что касается призыва и мобилизации нужно провести реформы. Посредством вовлечения финансовых средств добавить контрактников в армии. Привлечь активных резервных, всех граждан раз в два года обязательно призывать на 2-3 месяца и вовлечь в пограничную службу. В приграничных селах размещать постоянно быстро реагирующие группы, вооружая их. Из армян, живущих за пределами Армении, образовать специальные подразделения, предоставив им возможность служить хотя бы полгода.
  2. В Армении и Арцахе продажу оружия необходимо по мере возможности либерализовать и предать большой размах стрелковому виду состязания и клубам.
  3. Боевая подготовка: Основные военные соединения и войска СВ также должны перейти к новой тактике, более активным действиям, более самостоятельным и инициативным шагам. Для этого командование должно иметь большую свободу принятия решения, более гибкие средства и системы для осуществления действий, с этой точки зрения интересны батальонные тактические группы, которые имеют большую самодостаточность, собственную мощную артиллерию и броневые средства.Батальоны и отдельные роты, действующие в составе бригад и полков, могут стать отдельными тактическими мощными единицами, увиливанием разными средствами поражения и управления, в частности минометами,броневыми средствами, БЛА и т.д. Они должны в основном действовать отдельно, имея свои мощные штабы (до 10 штабных афицеров). Конечно, все это подразумевает пересмотр планов и норм боевойподготовки. Нужно обратить большое внимание на ночные занятия, действия тактическими и атакующими группами.
  4. Тактичность: мы выше уже аргументировали, что оборона – это не решение, особенно оборона подвижных войск. Во время обороны невозможно разгромить и так большие группировки противника. Оборона подразумевает процесс ускореннего истощение, после чего нужно набраться сил, чтобы перейти к контратаке, а в нашем случае эти силы единичны, и могут истощаться уже во время обороны. Эти силы и средства касаются и войска, и техники. Наши средства должны применяться только раз и это будет наступление. Не в пользу обороны говорит также обстоятельство резерва. Во время обороны, независимо от скорости твоих действий, твой резерв может опоздать, он может подвергнуться бомбежке уже на каналах связи, а во время наступления по твоему плану заранее может занять свои места.
  5. Необходимо развивать ВВС., руководством гибких боевых истребителей и ВВС, насыщенные многочисленными и разновидными БЛА. Для начала необходимы истребители хотя бы одна эскадрилья «Cy-30CM» российских истребителей. Одна эскадрилья «Cy-30CM»одновременно может решить те боевые задачи, которые могут решить единичные дивизионные «Искандеров» и «Точек» или «Смерчей», «Буков» и более дальнобойных средств ПВО, одновременно имея определенные средства РЭБ. Эти два средства поражения и дивизионные двух оборонных средств вместе взято приблизительно стоят 700-800 млн. долларов, причем использованные варианты. Та же эскадрилья истребителей с вполне новыми самолетами, приблизительно стоят 300-400 млн. долларов, т.е. почти вдвое меньше средств. В то же время расходы обслуживания на полтора или два раза меньше этих четырех дивизионов. Мы здесь не считаем стоимость некоторых видов пушечной артиллерии, приобретения которых также важны. Здесь есть также и другой стратегический фактор – принцип «первого удара» становится доминирующим, а в этом случае его осуществление баллистическими ракетами труднее, чем ВВС. ВВС могут быть приведены на боевой соответствующий уровень быстрее и неожиданнее.  Вместе с такими мощными ударными истребителями нужно также приобрести боевые ударные вертолеты, хотя бы в количестве 3-4 десятка, в то же время больше транспортных вертолеты, роль которых очень важна при быстротечных войнах. Каждое оперативное и уж тем более оперативно-стратегическоеoбьединение должно иметь свою эскадрилью БЛА, ударных и особенно транспортных вертолетов.
  6. Для повышения продуктивности уже имеющихся огневых средств необходимы ночные системы управления огня, речь в основном идет об артиллерии. Вопрос управления артиллерийского огня чрезвычайно важен, в дневных и ночных условиях этот огонь должен управляться в реальное время, применяя БЛА и другие средства. В то же время нужно отвести особое место также маневреннымартиллерийским средствам, нужно сократить количество буксирующихся средств. При этом сегодня широко применяется также размещение действующих пушек и гаубицей на разных грузовиках. Количество артиллерийских систем азербайджанской армии намного превышает количеству армянской. В этом вопросе также нужно делать определенные шаги, особенно приобретением минометов большого калибра и самоходных и дальнобойных гаубицей нового поколения. Однако по части артиллерии наше отставание также можно нейтрализовать с помошью ВВС. Гибкая ВВС. может действовать от дистанции артиллерии до стратегической глубины. Таким образом, мы можем до 3-4 раза меньшими средствами нейтрализовать азербайджанское превосходство и взять преимущество в наши руки.
  7. Следующее – это добавление удельного веса войск специального назначения и легкой штурмующей пехоты. Войска специального назначения как по их классическому восприятию, а также некоторые ее подвиды – подразделения войсковой разведки, диверсионные группы, горнострелковые маленькие подвижные подразделения, легкая пехота и т.д. Подобного рода подразделения из СВ. единственные, которые могут действовать очень гибко, как во время обороны, так и наступления, могут действовать также в глубинах противника и быть очень эффективным. Такие подразделения могут постоянно нанести противнику язвительные удары, совершать диверсии, завоевать какой-то объект передней линии, какую-то позиции, однако в случае необходимости могут отступать, этим обеспечивая гибкость обороны, на передовой линии окончательно взять инициативу в наши руки. А во время широкомасштабных боевых действий такие подразделения могут серьезно угрожать коммуникациям противника, коммуникабельным путям, уничтожить штабы, важные мишени и т.д. Во время последней индо-пакистанской войны в трудной лесной местности именно благодаря таким подразделениям индийская армия сумела одолеть победу. Примеров очень много, особенно во время последних беспорядочных боевых действий, которые велись в Ираке, Сирии, Украине и других местах.
  8. Конечно, только войсками специального назначения невозможно осуществить переход от мощной, стабильной обороны к гибкой обороне. Поэтому основные военные соединения СВ. также должны подвергаться изменениям. Армянские ВС должны обратить внимание также на броневые средства, притом на смешанные, куда входят танки, БМПб и новые виды броневых средств таких как БМПТ. Они должны иметь динамичную и желательно также активную зашиту от противотанковых средств. Одним из лучших вариантов считается именно танки «Т-72Б4», чьи подразделения пополняются также боевыми машинами«БМПТ-2». Созданные на основе этих средств броневые военные соединения должны быть быстроходными, иметь собственные самоходные артиллерийские подразделения, систему хорошего управления, собственные разведческие, боевые БЛА управления огонь и большую самодостаточность. Эти военные соединения должны иметь почти равномерные броневые средства и самоходную артиллерию. Без этих средств невозможно вести наступательную войну. 

Возможные сценарии

В случае наличия таких войск и боевой подготовленности армянские ВС. должны сделать все, чтобы основная расстановка войск и планы действий были маскированы в основном активными передвижениями. Армянские ВС.  должны составить гибкий наступательный план, успех осуществления которого должен быть основан на самостоятельных и инициативных подходах состава командования, на боевой высокой подготовленности персонала и случае некоторых видов оружия – на качественное преимущество. После этого, пользуясь шагами и агрессивностью противника, без объявления войны, быстро и заранее, после осуществленной мобилизации пусть даже по частям, параллельно с неожиданными ударами армянских ВВСи сил СН армянские СВ должны перейти к наступлению. Наступление должно произойти очень быстро, настолько быстро, чтобы противореакция была бы бессмысленной и уже при подверженной ударам инфраструктуре могла стать большим и неуправляемым процессом для азербайджанского главного штаба. ВВС должна нанести удары в первую очередь аэропортам, и не теряя время перейти на ЦБУ и КП а так же мостам реки Кур. Пути обеспечения азербайджанских корпусов непосредственно должны подвергаться ударам и воздейсвию сил СН. Направление главного удара должно бытьМартакерт-Тартар-Евлах. Левым флангом группы войск нужно нанести удар по направлению Гандзака, даже при небыстром достижении успеха нужно оккупировать город, позволив мирным жителям покинуть город этим самым на комуникациях создавая дополнительные проблемы для азербайджанской армии, уже имеющей тактические проблемы. По данному направлению армянские позиции находятся в 50-и км от реки Кур. В то же время силами Арцахской армии может быть нанесен вспомогательный удар также по центральным и южным направлениям по каким-либо благоприятным линиям, которым позволит ситуация.Южнофланговаягрупировка может быть усилена силами 1-ого АК ВС РА. Помогающий основному удару и содействующий решению той же проблемы удар должен нанести второй армейский корпус ВС РА, который нанеся основной удар по центру в районеТовуз должен разделить силы противника на две части и с левого фланга нанеся второй удар по линии Казах-Товуз, должен обернуться к востоку и вывести азербайджанскую армию по узкому фронту в Шамкор-Гандзак и попытаться для них создать полный котелвместе с Арцахской армией.  Удачному осуществлению этих действий может способствовать также хорошая дорожная сеть, которая существует в данной части. Если армянские ВВС за два дня даже только по данному оперативному направлению окончательно получат воздушное полноценное превосходство, то каждая перегруппировка азербайджанских вооруженных сил или пополнение может быть сорвано, а боевые действия станут полностью предвиденными. Для этих и других проблем может и должен широко применяться воздушный десант. Воздушный десант примерно до батальонного состава, который может быть спущен до глубины 15-20км, должен суметь вовремя ликвидировать важные узловые точки, создать проблемы для коммуникаций, уничтожить мосты  и т.д. Предотвращая первые попытки перегруппировки и контратаки противника, хоть местами совершая тактические отступления, армянские войска должны создать новую, более маленькую группировку, которая разгромит остатки сил противника на северо-восточном направлении Арцаха и под мощными ударами ВС выйти в Менгечаур. Завоеванием последнего Азербайджан потеряет все свои северо-западные территории, которые без естественной и географической связи и без того вклинились между Арменией и Грузией. Это потеря обьернется так же катастрофой для азернайджана в плане эл энергетики и комуникации. В то же время основные силы армянских ВС.перегруппируясь,должны осуществить передвижение по правому флангу и нанести удар по направлению Барда- Ахжабед и помочь ударной группировке, созданной на основе четвертого Оборанительного района. Здесь добиваясь успеха, который обеспечивает гибкая воздушная сила, армянские силы должны перейти к последовательным активным действиям уже на юге.

Даже добиваясь частичных успехов в центре и на севере и отбросив беспорядочные контратаки, основные силы армянской армии должны дойти до направления Куры-Мингечаура –Евлаха- Зардоба этим фактически разделить Азербайджан на две части. Даже дальнейшие трудности развития успеха по течению левостороннего широкого поворота Куры, все равно поставитАзербайджан перед тяжелым поражением и даже раздроблением и обеспечит окончательную победу. Для обороны против контратак противника можно создать крепкий оборонный рубеж на юг по течению Куры до Зардоба, затем на запад до Ахжабада откуда на юго-восток до Баграмтепе, т.е. по течению Аракса на Иранскую границу. Благодаря хорошей водяной системе эта граница может стать естественной оборонной системой и рубежом. В то же время армянская ВС. может нанести дальнобойные удары по отношению к основным силам армии противника осуществляющей попытки перегруппировки, не позволяя сформировать мощные наступательные группировки.

Общее наступательное действие может длиться 3-4 недели, осуществляя перегруппировку oсновных сил длительностью 2-3 дня, после каждого основного выхода на рубеж. BВС. должны осуществить ежедневно не менее 160-200 боевых вылетов, не считая транспортные вылеты. ВВС должны быть особенно активными во время перегруппировки военных групп. Здесь большую роль должны сыграть транспортные вертолеты, как самые быстрые средства. Они должны осуществлять также воздушное десантирование. Для бронетехники и артиллерии общий расход боезапаса может составить достичь 8-10БК, что подразумевает четко и быстро действующую систему обеспечения. Где большию роль могутьсиграть вездеходы пикапы.

Вот та формула или путь, который поставит противника на колени. 

ВанСебастаци

 

 



[1]М.Спик. Истребители Асы…, стр. 253; М.А. Жирохов. История ВВС Израиля. М.-Минск, 2001, стр. 157.

 [2]Pollack 2004, p. 59.

[3]M. Oren, 6 days of war, electronic edition, Section "The War: Day One, June 5",p. 178

[4]Oren, p. 180

 [5]Oren, p. 181

[6]Oren, p. 202; Six Day War". Israeli-weapons. Retrieved February 1, 2012.

[7]Oren, p. 248

[8]А.Алексеев. Военно-воздушныесилыиПВОИзраиля, ЗВО, 2.2002, стр. 28; О. Грановский,  ВойскаПВОАОИ. http://www.isayeret.com/units/air/7298/article.htm, http://www.isayeret.com/units/air/egrophan/article.htm, http://www.iaf.org.il/

[9] Это было тогда, когда в Европе советские войска причиняли серьезные беспокойства Североатлантическому союзу. Там считали, что советские танковые лавы за несколько дней могут дойти до Ла-Манша.

[10][10]Шиф, Зеев. Землетрясение в октябре. Изд. «Наша библиотека», 1975, стр. 25-70.

[11]Саад эль-Шазли «Форсирование Суэцкого канала». - М. : Библос-консалтинг, 2008, стр. 228-257

[12]Field Marshal El-Gamasy. The October War: Egypt.–December, 1993, pp. 264-290.

[13]Dr. George W. Gawrych The 1973 Arab-Israeli War: The Albatross of Decisive Victory, pp. 56–57

 [14]George Gawrych. The Albatross of Decisive Victory: War and Policy Between Egypt and Israel in the 1967 and 1973 Arab-Israeli Wars. Greenwood Publishing Group. 2000. pp. 220-230.

7The Yom Kippur War: The Epic Encounter That Transformed the Middle East. Schocken. Abraham Rabinovich. 2005. pp. 400-477.

8натомжеместе.

 [17][17]Edgar O'Ballance. No Victor, No Vanquished: The Yom Kippur War(1979 ed.). Barrie & Jenkins Publishing. Chapter 7: "The Syrians attack", pp. 119–146.

 [18]Rabinovich Abraham (2004). The Yom Kippur War. Schocken Books. pp. 300-498.

[19]Edgar O'Ballance. No Victor, No Vanquished: The Yom Kippur War(1979 ed.). Barrie & Jenkins Publishing. Chapter 7: "The Syrians attack", pp. 119–146.

 [20]Abraham Rabinovich, (2005). The Yom Kippur War. New York: McGraw-Hill. pp. 160-167. 

13Abraham Rabinovich, (2004). The Yom Kippur War. Schocken Books. p. 300-380; Edgar O'Ballance. No Victor, No Vanquished: The Yom Kippur War(1979 ed.). Barrie & Jenkins Publishing. Chapter 7: "The Syrians attack", pp. 119–146.

14Arab MiG-19 and MiG-21 Units in Combat (2004). David Nicolle, Tom Cooper. Osprey Publishing. pp. 66-67.

 [23]Э.Тоффлер. Война и антивойна. М., 2005, стр 84-96.

 [24]Однако и здесь есть противоположное явление, например, маленькие войны, более утверждают свои места, однако азиатские могучие страны, не сумев очень укоротить свои армии, шли по следам двух армий. Имеют многочисленную армию, которая не столь уж боеспособна, однако часть имеет особенную насыщенность и проходит подготовку. Это решение в свое время применяли многие армии, однако сегодня это достигает крайней степени вкитайской, индейской, русской армиях. 

[25] Залесский К.А. Германская военная мысль. М.,2012г., стр. 60.

 

yerkir.am
Самое читаемое
Yandex.Metrica