close
Погода в Ереване
24 Сентябрь 2018
+24°
+26°День
+12°Ночь
weather
close
Курс Валют
24 сен 2018
USD1482,44
GBP1637,06
EUR1564,60
RUB17,28
close

ՀՀ, ք. Երևան Հանրապետության փ. 30

+374 10 52 15 01
ՎԵՐԵՎ

Приграничное село, откуда Россия “видна” лучше, чем Азербайджан

Неуслышанные голоса

25 Сентябрь 2014, 14:20
 Приграничное село, откуда Россия “видна” лучше, чем Азербайджан

            Киранц единственный населенный пункт Армении, жители которого не пострадали от сталинских репрессий.  Здесь ни на одного сельчанина не доносили. Село на “черте” мира – на армяно-азербайджанской границе, как говорит глава села, они охранники мира хрупче рыхлой земли. Пули не часто “вспоминают” о дороге в село. Азербайджанским  снайперам  село не по душе. Мала вероятность того,  что в кого-нибудь попадут. Война ,однако, со всем “ рвением  “ отнеслась к селу. В послевоенные годы никто не хотел что-либо делать, никто не верил в длительность мира. “ За 10 лет никто ничего не думал строить, даже заборную сетку”,- говорит помощник главы села Руслан Агасарян. Этот молодой человек считает себя пленником армяно-азербайджанского конфликта,  как только вернулся из армии, началась война: “ Вынуждены были остаться в селе, защищать наши святыни, могилы”.

 

            Генрик Авалян вернулся в родное село после армяно-азербайджанского  конфликта, 20 лет назад. Перемены начались  только сейчас.  В последнем селе Иджеванского района впервые строят водные каналы, построили зданиесельской администрации, роскошную церковь.  Решается  также вопрос освещения главной дороги  села. В поисках работы, однако, часть сельчан  предпочитает  Россию, в основном  Ростов  и Москву. За последние 20 лет село почти  не  опустошилось :  “Уезжающих не так много”. Зармайр Шагирян ждет  “большого прогресса”: “ Просто дело в том, что село приграничное, не удается  обрабатывать поля”. В прошлом остались те времена, когда жители села сами обеспечивали кур кормом. Шагирян с сожалением отмечает, что у границы  необработанными остаются плодотворные земли. Сегодня на эти земли они смотрят как на  остаток интернационального прошлого.

 

            В этом селе мир “пущен на самотек”. Сельчане  больше слышат выстрелы, звучащие в Беркабере и Воскепаре. Жизни больше не “встать на ноги” на руинах этого хрупкого мира. Глава села почти поэт.  Говорит, что они пленники мира, который  хрупче  рыхлой земли. За мир здесь цепляются  в основном за счет кредитов. “ Кредиты, конечно, возвращают с трудом , но пока не было случая, чтобы дело дошло до конфискации имущества и техники”,- говорит глава села Амаяк Назарян, который уже 19 лет руководит селом. Хрупкость мира глава села представляет  так: “ Имеющий скот и землю сельчанин вынужден покупать в сельском магазине  мацуни и сметану, привезенные из Еревана.  Если эти продукты должны привозить и продавать здесь, значит мы не на своем месте”.  Продавщица магазина особо не довольна торговлей, в основном продукты отдает в долг: “ Должны около 500-600 тысяч ”. Те, кто не в состоянии  вернуть старые долги,  могут полагаться на милосердие продавщицы, если речь идет об одной вермишели: “ А что делать, дети голодные, есть хотят, и простую вермишель хотят,  не дать?”.

 

            Амаяк Назарян чувствует  себя правящим руинами:  роскошное, покрытое зеленью село, за последнее время помимо церкви  в селе  был построен также  роскошный дом. Хозяин дома местный, построил его не месте родового дома.  “ В этой общине даже 1 га земли не был продан. Это знак того, что земля у нас не имеет цену”,- говорит глава села.  “ Естественно,  ведь опасное село ”,- замечает невестка Казарянов, преподающая в школе язык и литературу.  

 

            “ Почти инвалидом стал”,- говорит плохо видящий и слышащий Жора Газарян.  Его дом подвергся  бомбежке в 92 году, немного привел дом в порядок, ныне похож на бомбоубежище. Дедушка Жора еще надеется, что государство вспомнит о нем, оценит то, что не покинул свое село. Невестка настроена более оптимистично: “Если бы уровень миграции был высокий, это сказалось бы на школе. Наших учеников, наоборот, становится все больше”. Однако безработица заставляет  молодежь покидать село, если  и дальше так пойдет то, по словам учительницы,  село станет “стареющим”.  В 3-4 классах по 9 учеников.  Это уже достижение для села, находящегося под угрозой старения.


            К беседе присоединяется Халис Газарян, идет, ощупывая руками стены. Бабушка Халис лишилась зрения. Она спешит подтвердить, что Киранц опасное село, работы нет, а миграционная служба не дает сыну уехать в Россию назаработки. “ Кто их поймет, почему отказывают”. У бабушки Халис 4 сыновей: “ Но кто сейчас рядом?”. Трое из них давно уже живут в России, общаются с матерью по skype, хотя бабушка их и не видит. “ Уже 15 лет их не видела,  хотят, не могут приехать. Работают малярами в России”,- потирая колени рассказывает бабушка Халис.  После каждого слова у нее сжимается горло: трое сыновей … не знает, даже как они выглядят: “ Не вижу ничего, не знаю даже похудели, поправились, постарели ли..”.

 

            Тот факт, что из села “видна” Россия, не очень вдохновляет сельчан на разговоры о находящемся под носом Азербайджане. Во  время  оборонительных боев  они сами создали свою “зону” безопасности.  Сегодня селу неведомы пограничные инциденты. В google можно найти 38 тысяч материалов о селе: 1-2 - о буднях села, остальные – о церкви и происшествиях.  О людях почти ни слова. Как говорит глава села, они будто пустые стены мира, который хрупче рыхлой земли.

 

Сейран Аноян, Агнесса Хамоян

 

 

 

Материал подготовлен при содействии International Alert в рамках проекта EPNK, финансируемого Европейским Союзом. Содержание является ответственностью журналистов и не обязательно отражает точку зрения организации International Alert, ЕPNK и наших спонсоров.

Versace продался за $2 млрд
24 Сентябрь 2018, 16:15 Versace продался за $2 млрд
«Мой шаг» набрал более 82%
24 Сентябрь 2018, 00:13 «Мой шаг» набрал более 82%

yerkir.am
Самое читаемое
Yandex.Metrica