close
Погода в Ереване
21 Сентябрь 2018
+15°
+26°День
+15°Ночь
weather
close
Курс Валют
21 сен 2018
USD1482,44
GBP1637,06
EUR1564,60
RUB17,28
close

ՀՀ, ք. Երևան Հանրապետության փ. 30

+374 10 52 15 01
ՎԵՐԵՎ

Говорят, верните нам земли, а они вернут мне моего мужа?

Неуслышанные голоса

16 Май 2014, 13:55
 Говорят, верните нам земли, а они вернут мне моего мужа?

Город Мартакерт Нагорного Карабаха является одним из районов, наиболее близко расположенных к линии соприкосновения. Этим и объясняется часть ежедневных переживаний людей. Порой слышатся выстрелы, иногда кажется, что идут сводки с фронта. “Но нет уже того чувства страха, которое было во время войны. Несмотря на то, что Мартакерт расположен близко к границе, а вечером виден свет на той ее стороне, это никого не волнует и не беспокоит. Все это стало привычным. Мы живем своей жизнью, они – своей. Люди живут нормальной жизнью, город развивается и процветает”.

Лауру Аветисян в Мартакерт забросила война. Она родилась в городе Сумгаит Азербайджана и прожила в нем 35 лет. Ее родители переехали в Сугаит в годы его основания из села Астхашен Аскеранского района, муж – Рафик, был уроженцем Мартакерта.

Никогда не думали, что когда-нибудь приедут и обоснуются здесь. Но так распорядилась судьба.

В 1988 году они вынуждены были покинуть Сумгаит. По настоянию мужа вернулись в Мартакерт. Дом, в котором они живут, построен государством, и не только для них: дома были построены в 1988-89 годах для всех беженцев из Азербайджана. Их квартал до сих пор так и называют “домики”. Три комнаты, несущие на себе след любви и заботы. Всего несколько метров приусадебного участка, наполненного весенними цветами.

Они приехали с тремя несовершеннолетними детьми. Сейчас тикин Лаура живет здесь с матерью –Ашхен. Сын женился и переехал в соседний квартал. Остальные двое детей переехали в Россию. Муж….

Со стены в комнате гостей приветствует большой портрет Рафика. Таких в карабахских семьях много.

В 1988 году я просила Рафика, чтобы мы уехали в Россию. Не согласился. Сказал, что не может оставить в Карабахе родных, родственников. Ему было 42 года. Добровольцем пошел защищать Мартакерт. В июне 1992 года город был захвачен. Мы убежали вместе с другими. Моему внуку было всего 10 дней. Его сохранил Бог, а не мы. Малыша приходилось купать собранной в дождевых лужах водой”. Молчит…

 

Семья добралась до Степанакерта. Мать Лауры приехала из капана и забрала детей. Сама она осталась, не могла бросить мужа на фронте.

“Однажды он приехал и отвез меня к детям. Я обрадовалась, но напрасно. Он приехал лишь, чтобы сменить одежду. Повидал детей и снова вернулся в Карабах. Потом позвонили и сказали, что его больше нет”.

Ситуация была такова, что потерявшая мужа вдова и сама не поняла, как сама оказалась на передовой. Да, она стала добровольцем. Сначала в Шуши, затем в Мартакерте. Ходила на работу под артобстрелами и бомбежками. Она не оставляла свой пост даже тогда, когда город был в дыму и пепле, со страхом в сердце за детей, которые ждали дома.

Слава Богу, теперь от этих дней остались лишь воспоминания. Тикин Лаура служила в Армии обороны НКР и после войны. После освобождения Мартакерта они с детьми вернулись в город. Отремонтировали дом. Старший сын поступил на службу в армию. Был ранен. Пришлось оставить службу, теперь занимается ремеслом: монтируют кровли. Зимой отдыхают, а летом всегда есть работа. Младший теперь военный пенсионер, вместе с семьей сестры находится в России.

Как раньше приспособились к войне, так теперь привыкают к мирной жизни.

Трудностей много, есть социальные проблемы. “В автобусе поспорила с одним пассажиром, жалующимся на социальные проблемы, который сказал, что в случае новой войны никто не пойдет воевать. Как не пойдут? Мы однажды уже прошли через это, женщины шли воевать впереди мужчин. Как мы можем бросить наших ребят одних на поле боя? Будем все вместе, ведь здесь наш дом, наша Родина”.

Улыбается сквозь слезы: “Никогда не думала, что Мартакерт может стать для меня родиной. Раньше я не любила его, была безразлична. Но потом он причинил мне столько боли… А теперь все здесь стало мне родным. Он мой, со всеми хорошими и плохими сторонами”.

“Приехала моя сестра из Пятигорска, спрашивает: что за огни видны. Говорю, азербайджанские. Сразу пустилась в панику: “Я боюсь, я уезжаю”. Спрашиваю: “Чего боишься, родная?””, - с доброй улыбкойрассказывает историю с сестрой. “Чего бояться, жить-то надо. Каждый день что-то строим, покупаем, обустраиваем дом, создаем новые условия”. Вновь смеется: “Память у нас короткая: никак не угомонимся, ведь потеряли все однажды, дважды, и все равно, строим”.

Она не боится войны, но уверена, что, случись что, пойдут все как один. Даже те, кто воевал тогда, а теперь из-за каких-то обид разъехались. “Приедут все, отовсюду”.

“Я не боюсь войны, не боюсь, что меня убьют. Посмотрите, какие люди ушли, - указывает на портрет мужа. – Уверена, что войны не будет, но больше уверена, что если она начнется, народ не уйдет”.

“Ну а причины пессимизма очевидны. Жить тяжело, работы нет. Женщина всегда найдется, чем заняться, а мужчинам чем заняться? Особенно тяжело тем, кто в молодые годы был на фронте, после войны остался на службе в армии, а теперь ушел на пенсию. Чем им заняться, ведь волею судьбы им не удалось получить образование. И у молодежи нет работы, надо же их чем-то занять. А иначе они уедут. Надо создавать предприятия, заводы”.

-Вы озлоблены?

-Да, - указывает на портрет мужа. Особенно в те дни, когда сын был ранен, состояние было тяжелым. Мысленно ругаюсь с ним.

-А на ваших бывших соседей?

-Азербайджанцев?... Хотите верьте, хотите нет, я люблю Сумгаит. Это мой родной город, в котором я прожила 35 лет, хорошо прожила. У нас были хорошие, преданные соседи. Они были азербайджанцами, но остались хорошими людьми до последней минуты: они три дня прятали нас у себя дома. Когда мы говорили, что это опасно, сосед наш отвечал, что прежде, чем убить вас, они должны будут пройти через нас. Мы не позволим, мы умрем раньше вас. Как я могу забыть их?

-Хотели бы вернуться в Сумгаит?

-“Не знаю”. Пережившая тяжелые дни войны, видевшая смерть родных и соратников женщина сделала беспокойные движения. Она постаралась скрыть волнение под улыбкой. “Ну, предположим, мы вернулись. А где гарантии безопасности? Город уже не прежний. Жители уже не те. Сейчас я уже не смогу сдержаться, отвечу, и что дальше?...”

Они жили на окраине Сумгаита. Был спокойный день, и вдруг все резко изменилось. Из города поступили вести о том, что армян убивают, бьют, громят. “С нами ничего не случилось. Дочь чудом доехала домой. Водитель автобуса угнал его от толпы. Но у нас есть знакомые, которые…. Знаете, через что им пришлось пройти? Не хочу, чтобы все это повторилось. Конечно, я проклинаю всех зачинщиков, но не соседей. Их сын, у которого были проблемы со здоровьем и которого не должны были призывать в армию, погиб. Нам из России рассказали об этом наши бывшие соседи. Я помню его с детства, хороший был мальчик. Знаете, где он погиб? Здесь, в Мартакерте, как и мой муж. В чем их вина? За что мне их презирать. В то же время, я озлоблена, но на других, на тех, кто начал войну”.

“Дружба между двумя нациями на этой земле отныне невозможна. В России, в любом другом месте они и поныне общаются. Но здесь…Не думаю. Во всяком случае, я не смогу. Может, это возможно в будущем. Как мы можем жить там, они – здесь? Это невозможно. Я была бы рада, если бы границы открылись, но жить там, даже торговать, я бы не стала”.

Сейчас мир, и тикин Лаура сравнивает сегодняшние дни с периодом военных действий.

“Не представляю, как мы можем жить вместе. Раньше мы смотрели передачи азербайджанского телевидения. Есть ненависть, постоянно ворошатся старые раны. Надо успокоиться. Нам говорят, верните земли. Но они вернут моего мужа? Могут ни вернуть нам годы, отнятые у нас…? Не могут. Ничего нельзя изменить”.

Лусине Аванесян

http://www.karabakh-open.info/

 

Материал подготовлен при содействии International Alert в рамках проекта EPNK, финансируемого Европейским Союзом. Содержание является ответственностью журналистов и не обязательно отражает точку зрения организации International Alert, ЕPNK и наших спонсоров

 Алиев ответил Пашиняну
19 Сентябрь 2018, 11:30 Алиев ответил Пашиняну

yerkir.am
Самое читаемое
Yandex.Metrica