close
Погода в Ереване
20 Ноябрь 2018
+1°
+11°День
+0°Ночь
weather
close
Курс Валют
20 ноя 2018
USD1485,09
GBP1624,17
EUR1554,26
RUB17,37
close

ՀՀ, ք. Երևան Հանրապետության փ. 30

+374 10 52 15 01
ՎԵՐԵՎ

Закат, который нужно остановить-3

Тема дня

4 Январь 2015, 14:08
 Закат, который нужно остановить-3

Итак, наша политическая модель, иначе говоря, железобетонная крепость, отделившая армянскую власть от армянского же общества, окончательно затвердела в течение первого десятилетия нашей независимости. Внутри стен - Система, в основном позаимствованная у советского прошлого, правда, со сменой идеологического вектора с ультралевого (коммунистического) на ультраправый (не совсем правильно понятый неолиберальный). К внутреннему устройству кафкианского замка мы еще вернемся, а пока рассмотрим те политические силы и фигуры, которые остались за стеной, в гуще общества. Некоторые из них были настолько незначительны и слабы, что поначалу просто не привлекали внимания власти. Они шумели и сегодня шумят, декларируя время от времени правильные и смелые мнения и подходы, чаще всего при этом копируя известные в мире идеологические схемы и предлагая практические решения, которые сами не в состоянии осуществить. Наличие таких мелких организаций, возникших еще в годы перестроечной и постперестроечной вольницы, с очень нервозными по характеру, мнительными, ревнивыми и самонадеянными лидерами, отвлекало общественное внимание от реальных альтернатив и со временем подсказало властям одну весьма вредоносную идею, которую мы с вами рассмотрим в следующей статье нашей серии. Помимо множества подобного рода небольших групп вне Системы на рубеже 20-21 веков выделялись две основные сильные и влиятельные политические партии: левая «Дашнакцутюн» и правый Национально-Демократический Союз. Они конкурировали и сотрудничали друг с другом достаточно плодотворно, несмотря на совершенно разное происхождение. Объединяло их то, что в обеих партиях превалировали идеалисты. Не так чтобы идеалистов совсем не было среди республиканцев; напротив, в начале 90-х фигура Ашота Навасардяна, как человека, способного пострадать за свои идеалы, была вполне знаковой. Но, в конце концов, в Республиканской партии перевесили так называемые «прагматики», и результаты их внутрипартийной «победы» их партия и все общество еще долго не в состоянии будут переварить...

 

В АРФ и НДС все обстояло несколько иначе, но и этим партиям в начале двухтысячных годов стало ясно: время безрассудных самоубийственных кавалерийских атак на непробиваемые бастионы власти прошло. Нужна была новая стратегия. По-видимому, независимо друг от друга эти две партии решили менять характер власти изнутри. Значит, надо было проникнуть внутрь кафкианского замка. Однако тактику они избрали разную, соответствующую особенностям каждой из партий. Да и сам процесс поиска новой модели взаимодействия с властью протекал по-разному. У НДС попытки идти штурмом на власть, а затем во власть всей партией успехом не увенчались, более того - напряжения и стрессы долгой борьбы расшатали ее.

 

 Молодая, больше напоминавшая клуб единомышленников, организационно неоформившаяся партия, с несколькими незаурядными, амбициозными личностями в руководстве, в совсем недавнем прошлом отпочковавшаяся от тер-петросяновского АОД, просто распалась (или сознательно разделилась) на несколько групп с похожими названиями, идентичными идейными концепциями , но совершенно разными по характеру лидерами. Каждая из этих групп, а чаще просто отдельные ндсовские руководители или активисты пошли во власть своим путем - одни кружным и долгим, а другие сразу. Это была, если так можно выразиться, «атомизированная» интеграция. Бывшие лидеры НДС стали заместителями министров, начальниками крупных управлений в разных сферах; кто-то ушел в президентский аппарат, в контрольные органы, кто-то в МИД, кто-то в Центробанк, чтобы потом дорасти до премьерского поста, а кто-то ограничился Общественной Палатой, в близкой досягаемости от президентских ушей. Было ли это продуманной тактикой проникновения и влияния, или просто так получилось - последующие поколения, возможно, узнают из мемуаров Вазгена Манукяна и его бывших (?) соратников. Как бы то ни было, результат десятилетних стараний оказался довольно противоречивым - самих себя и свои идеи ндсовцы во власть донесли, но осуществить не сумели. Их можно сравнить с атлетами, которым нужно было пронести олимпийский огонь сквозь заградительные кордоны; они расщепили факел на отдельные лучинки, чтобы пройти незаметней. Кордон они прошли успешно. Вот только лучинки их задул ветер.

 

В отличие от своих коллег-соперников из НДС более выносливые, привычные к длительной изнуряющей борьбе дашнаки применили другую тактику; они пошли как умели - не тихой сапой, а всей партийной фалангой, боевыми порядками. Вошли в коалицию с РПА, заключили коалиционное соглашение, заняли министерские и парламентские посты, словом, вступили в кафкианский замок не каждый индивидуально, а вместе и под своими знаменами. И что же они там увидели?

 

Внутри замка строго прочерченные тропинки и коридоры между огороженными сферами интересов различных финансовых и родоплеменных объединений. Сфера государственных интересов особо никем не охраняется, можно и отщипнуть кусок, не сильно скрываясь. Но в отношении частных и групповых интересов нужно соблюдать осторожность: шаг вправо, шаг влево - неправильно поймут, воровские понятки нарушишь. Очень скоро дашнакам стало ясно, что радужные надежды на возможность изменения характера власти изнутри были не совсем оправданы. Конечно, постановка задачи сама по себе не предполагала ничего невозможного. История дает нам примеры трансформаций власти под влиянием проникших в нее реформаторских сил или фигур. Примеры пиренейских и латиноамериканских государств достаточно убедительно об этом свидетельствуют. Однако трансформации эволюционного характера довольно медленны и требуют наличия критической массы преданных реформаторов, занятия ими хотя бы некоторых ключевых постов и овладения механизмом влияния на процесс принятия важнейших решений. Этого дашнаки обеспечить не смогли. Не на кого было опереться.

 

Поэтому их появление во власти не принесло ожидаемых плодов ни обществу, ни им самим; более того - породило некоторое разочарование как в обществе, так и в самой партии. (Это даже сейчас, по прошествии нескольких лет, еще заметно: об этом явно свидетельствуют некоторые истерические комментарии к моим статьям. Психическому состоянию их авторов обещаю посвятить отдельный материал.)

 

Реформы, правда, в середине двухтысячных годов проводились, и роль дашнаков в этом была значительной, но при этом ни сами реформы, ни дашнакское влияние на их эффективность не были настолько заметными для общества, чтобы вывести страну из стагнации и обеспечить «Дашнакцутюн» новые рычаги влияния на процесс принятия решений и усиление позиций партии во власти и роста престижа в обществе. Конечно, необходимо учитывать, что любому своему партнеру наша власть готова предоставить только очень ограниченные прерогативы. Знаете, как формулируются полномочия английской королевы? Она обладает правом на консультацию, правом на предупреждение и правом на ОДОБРЕНИЕ. Ничего другого. Приблизительно такую же роль, невзирая ни на какие коалиционные соглашения, предусматривалась (и сегодня предусматривается) жесткой президентской формой правления для любого партнера. С нею дашнаки мириться не захотели. Они начали огораживать свой собственный замок внутри замка, чтобы хотя бы сохранить самостоятельность и определенную дистанцию от творимых в стране беззаконий и не стать придатком бюрократического аппарата, как это случилось с другими. Хотя, по-видимому, и среди нашей партии было немало тех, кто предпочитал формулу «с волками жить, по-волчьи выть». И все же, когда после долгой позиционной борьбы к концу первого десятилетия 21 века стало окончательно ясно, что влияние «Дашнакцутюн» на процесс принятия государственно важных решений неуклонно снижается, партия нашла в себе силы принять решение об отходе. Кафкианский замок дашнаки покидали так же, как и вошли, - строем и под боевыми знаменами. Но потери их были тяжелыми. И на следующих же парламентских выборах (прошлогодних, 6 мая 2012 г.) партия "Дашнакцутюн" заплатила высокую цену.

 

Электорат, численно в разы превышающий сознательных граждан, предпочел оппозиционным надеждам и перспективам небольшие, но вполне осязаемые бабки. Об этом уже много писалось. Организационная сила «Дашнакцутюн», зиждившаяся на скрепленных дисциплиной и верностью низовых структурах, оказалась расшатанной сотрудничеством с властью. А сама власть отомстила дашнакам за яростное сопротивление «инициативной» дипломатии турецко-армянских протоколов, поднявшее волну протеста в Армении и в Диаспоре, и за неподчинение внутривластным правилам. Впрочем, дашнаки, с их гибкой и прочной структурой и неподвластными времени традициями, как всегда, выстоят. 

 

Но что случилось с другими партиями, когда-то многолюдными, активными, многообещающими? О них - в следующей статье.

 

Ваан Ованнесян


Путин в Стамбуле
19 Ноябрь 2018, 16:07 Путин в Стамбуле
Ильхам Алиев в Минске
19 Ноябрь 2018, 10:42 Ильхам Алиев в Минске
yerkir.am
Самое читаемое
Yandex.Metrica