close
Погода в Ереване
14 Ноябрь 2018
+7°
+9°День
+5°Ночь
weather
close
Курс Валют
14 ноя 2018
USD1487,96
GBP1632,69
EUR1549,93
RUB17,21
close

ՀՀ, ք. Երևան Հանրապետության փ. 30

+374 10 52 15 01
ՎԵՐԵՎ

Закат, который нужно остановить - 2

Тема дня

3 Январь 2015, 11:05
 Закат, который нужно остановить - 2

В начале 90-х, еще до раскола армянская оппозиция выдвинула хорошо продуманный и профессионально составленный совместный проект Конс­титуции, дискуссии вокруг которого стали основной канвой политического процесса первых лет независимости. А фоном этого процесса была национально-освободительная война в Карабахе, гибель людей, непривычная еще блокада, темные, голодные и холодные дни и ночи, массовый исход населения и день ото дня борзеющее под высоким покровительством ворье, руководствовавшееся девизом незаслуженно забытого Ва­ника Смба­товича Сирадегя­на: нет против нас игры.

 

К концу 1994 года властям стало ясно - народное негодование настолько сильно, что даже раздробленными силами оппозиция способна нанести им серьезное поражение на парламентских выборах. И тогда власть с помощью своих зарубежных патронов сконцентрировала все силы против наиболее авторитетного и опасного противника - партии «Дашнак­цутюн». Я уже упоминал предыдущие попытки ослабить дашнаков посредством создания искусственных параллельных структур в Армении и за рубежом. В ход шла любая пропаганда: потрепанные советские мифы о «псах мирового империализма и наймитах крупной буржуазии», смехотворные кинематографические клише (их и сейчас еще используют), допущенные партией в прошлом промахи, не совсем прозрачные эпизоды ее внешних контактов и их последствия, спорные факты истории; ну и, конечно, главный жупел - обвинение в терроризме. По­следнее, впрочем, не очень-то вредило реноме Даш­накцутюн, поскольку армянский народ и в Диаспоре, и в Армении, и в Карабахе уважал и ценил эту партию не за убедительность в идеологических спорах с большевиками, гнчаками или рамкаварами, а именно за способность ответить ударом на удар и владение вооруженными методами борьбы. И, несмотря на то, что дашнаки никогда не теряли головы и не прибегали к оружию в собственной стране (во всяком случае, доказать ничего подобного ни одно следствие и ни один суд не смогли), начавшиеся против Дашнакцутюн с 1994 г. репрессии основывались именно на такого рода обвинениях: терроризм, подготовка вооруженного переворота и т.д.

 

Однако оставим в стороне столкновение тер-петросяновского режима с дашнаками; это отдельная тема с давней предысторией, и точка в ней до сих пор не поставлена. Когда-нибудь история Дашнак­цутюн в Армении последней четверти века, как, впрочем, и история других партий будет написана непредвзятыми историками. (Хотя, с другой стороны, где их взять?)

 

Но если попытаемся выявить причинно-следственные связи тех событий, то станет ясно, что аресты лидеров Дашнакцутюн и запрещение партии были прелюдией к первым парламентским выборам независимой Армении (1995 г.), и вторым президентским (1996 г.), заложившим основы выборных фальсификаций, совершенствование которых с неимоверной изобретательностью продолжается по сей день. С тех пор и вошло в армянский политический лексикон словосочетание «позорные выборы», которым неизменно клеймятся все мероприятия этого рода вот уже много лет.

 

А то, что в 1998 г. Тер-Пет­росян ушел в отставку, -  это просто заранее непредусмотренный, но хорошо использованный элемент в процессе окончательного формирования непроницаемой системы и неизменного состава власти. Все - и в Армении, и за рубежом увидели, что питаемые ненавистью обнищавшего народа мощные митинги к уступкам со стороны власти и, тем более, к отставке президента не привели; на покой (да и то неокончательно) он ушел только под давлением им же самим созданной клики.

 

Правда, тогда ненадолго появился реальный шанс построить если не идеальную, то хотя бы здоровую систему управления, соответствующую сложным реалиям и вызовам будущего. Этого, к сожалению, не произошло, шанс был упущен, потому что именно тогда второй президент Роберт Кочарян совершил свою главную и роковую ошибку. «Главная ошибка» в данном контексте не означает самую заметную, или что в ее тени не видно других. Она заключалась в следующем: Кочарян не рискнул пойти на кардинальную смену власти: после избрания он не распустил аодовский парламент (хотя ему настоятельно это советовали) — порождение тех самых позорных выборов 1995 г. Он не рискнул сделать своей реальной опорой независимые политические силы, не запятнавшие себя сотрудничеством с тер-петросяновским режимом. Ведь внеочередные парламентские выборы сразу после президентских в 1998 г. с неизбежностью принесли бы победу именно этим силам, и развитие Армении пошло бы по совершенно другому пути. Этого не случилось, шанс, повторяю, был упущен, поскольку будущему президенту Кочаряну подсунули громкий как барабан и такой же пустой лозунг, искусно лишающий его реальной политической поддержки: «Моя партия - народ». В результате очень многие из бывших аодовцев и их сателлиты, до этого в течение одной ночи превратившиеся в «еркрапа», получили время на передышку и быстро перекрасились в республиканцев, поскольку главным республиканцем объявил себя всесильный тогда Вазген Саркисян. Они тем самым сохранили политически и экономически доминирующие позиции в обществе, что и явилось основной причиной последовавшей и продолжающейся до сих пор деградации.

 

Кстати, с тех пор так и повелось: Респуб­ликанская партия неизменно приглашает себе вождей со стороны, достигших высокого общественного или служебного положения в сферах совершенно далеких от партийной деятельности вообще, и от цегакронско-республиканской идеологии в частности. Во всем мире лидеры успешных партий, побеждая на выборах, становятся лидерами г­осу­дарств. В Армении наобо­рот - руководители государства берут партию, назначенную правящей, сначала на буксир, а потом и на абордаж, провозглашая себя ее капитанами. Происходит это, разумеется, под бурные, несмолкающие аплодисменты податливого партийного истэблишмента.

 

Так на заре деятельности второго президента, на его глазах эстафету правящей партии приняла от АОД Республиканская партия. Народ при этом безмолвствовал, как в заключительной сцене трагедии «Борис Годунов». В стране утвердилась система, основанная на политической формуле: «смена власти - исключительное право и дело самой власти». Народ, политические партии, гражданские союзы в эту формулу никак не умещаются, и к процессу принятия решений не имеют ни малейшего отношения. Они лишь создают иллюзорный фон общественной активности, политического процесса. По весьма точному определению одной моей очень умной знакомой, власть ушла в кафкианский замок, отгородившись от общества почти непроницаемой стеной и оставив обществу для потехи лишь бесплодные бушевания. Почему второй президент, с которым связывалось столько надежд, допустил это? Потому что уже во время президентских выборов 1998 г. ему доходчиво объяснили - механизмы избрания президентом не имеют ничего общего с личным авторитетом и народным признанием этого авторитета. Это в Армении незыблемое правило; не следуешь ему - значит тебе нечего делать во власти, да и не удержишься ты в ней. Просто удивительно, с какой последовательностью пресекались попытки общества вмешаться в течение своей судьбы. Вот вам яркий пример: президентские выборы 2003 г. В первом туре одним административным ресурсом добиться победы не удалось, и во втором туре дело в свои руки взяли политические силы, поддерживавшие Роберта Коча­ряна. Они напряглись и добились успеха, обеспечив своему кандидату скромный, но твердый и надежный перевес. Поя­вилась серьезная опасность (а для общества - надежда), что президента изберут без виртуозных афер и материального вклада полукриминальных начальников всех мастей и размеров; без помощи крутых братков, силовых структур, хитроумного избиркомовского жулья; без провинциальных племенных вождей и их свиты, а преимущественно силами политических активистов и политическими методами. Верхи шкурой почувствовали эту опасность. Какой был переполох! В последние часы перед закрытием избирательных участков такое началось! Ненуж­ная игра мускулов, ненужные приписки в протоколах, ненужные вбросы бюллетеней, ненужное напряжение и суета. Наплевав на авторитет и интересы страны, да и самой власти, выслуживались изо всех сил, поганя и портя скромную, но честную победу, превращая ее в очередное позорище. А все ради одной цели: чтобы нарождающемуся гражданскому обществу неповадно было лезть в хозяйские дела, а «директору» (так в некоторых полублатных кругах руководства страны называют президента) не пришла бы вдруг в голову крамольная мысль о том, что избираться можно и волею народа. Не дай Бог, народную потеху - демократию - кто-то примет всерьез.

 

Но вскоре стало ясно, что и от народной потехи может быть польза для власти. Не забывайте, начинался 21-й век, Армения была на пороге вступления в Совет Европы, и без фасада, окрашенного в веселенькие демократические тона, обойтись было трудно. И тут на помощь армянским властям пришел уже описанный мною «многопартийный» опыт восточноевропейских коммунистических стран, который в принципе можно было закамуфлировать под «плюрализм переходного периода». Модель несменяемости правящей партии при наличии других партий, не оспаривающих ее ведущую роль, стала в Армении господствующей. Кто принимает ее, становится частью системы и может в принципе рассчитывать попасть когда-нибудь в кафкианский замок. Ну, или в его предместья. А кто не принимает? О тех и о других скоро поговорим.

 

Ваан Ованнесян

yerkir.am
Самое читаемое
Yandex.Metrica