close
Погода в Ереване
14 Ноябрь 2018
+7°
+9°День
+5°Ночь
weather
close
Курс Валют
14 ноя 2018
USD1487,96
GBP1632,69
EUR1549,93
RUB17,21
close

ՀՀ, ք. Երևան Հանրապետության փ. 30

+374 10 52 15 01
ՎԵՐԵՎ

Закат, который нужно остановить

Тема дня

2 Январь 2015, 17:06
 Закат, который нужно остановить

В одной их моих недавних статей я напомнил вам, дорогие читатели, что ни ты начале Карабахского движения, ни в страшные дни Спитакского землетрясения, ни во время войны, ни в голодные, темные и холодные зимы девяностых, ни, тем более, в начале 2000-х мы не могли себе представить, что можем оказаться как нация и страна в том дерьме, в котором оказались сегодня. Разобраться в ситуации нам поможет не только анализ сегодняшнего положения как отдельного этапа нашей политической истории, (недостатка в материалах на эту тему в наших средствах массовой информации нет), но и трезвый взгляд на всю цепочку событий, приведших нас к сегодняшнему незавидному состоянию.

 

Чтобы выбраться из него (если остались желание и возможность), надо прежде всего понять - как мы сюда попали. Нужно осознать природу происходящего, движущие силы, сталкивающиеся интересы и оценить возможные последствия. И - вместе искать выход. Сделать это меня в какой-то степени подтолкнули комментарии к моим статьям на веб-сайте "Еркир", а также в других средствах массовой информации. Вопросы, содержавшиеся в них, нуждаются в ответах. Ну, что ж, попробуем копнуть поглубже.

 

Каждый знает - после 1917 года в бывшей Российской Импе­рии, ставшей Советским Союзом, а после Второй мировой войны и во всей Восточной Европе правили коммунистические партии. В СССР схема выглядела просто, как кирзовый солдатский сапог: эксплуататорские классы уничтожены; есть не до конца спившийся и разучившийся работать пролетариат, не полностью сосланное в Сибирь трудовое крестьянство и не под корень изведенная прослойка - интеллигенция. Компартия хоть и авангард рабочего класса, но полноценно представляет также интересы крестьян и служащих, так что одной партии на страну победившего социализма вполне достаточно.

 

Восточноевропейские коммунисты, исходя из близости бдительного Запада, а также местных условий и традиций, применяли более гибкие схемы. Они кое-где (разумеется, с позволения московских товарищей) допускали подконтрольное функционирование нескольких небольших, искусственно ужатых партий с ограниченными правами, создавая впечатление, что в их странах различные слои населения (крестьяне, мелкие производители-ремесленники, интеллигенция, верующие) представлены в политической системе страны самостоятельными организациями.

 

В Чехословакии, например, помимо Коммунистической партии существовали еще На­родная партия и Социа­листическая партия. Правда, самостоятельностью они не блистали: были втиснуты в Народный фронт совместно с коммунистами. Внешними атрибутами несколько большей независимости обладали более м­но­гочисленные политические партии ГДР. Здесь помимо марксистско-ленинской СЕПГ дейст­­вовали Де­мо­кратическая Крес­тьян­ская партия, Либераль­но-Демокра­тическая партия и даже Хрис­тианско-Демократичес­кий союз. Особняком стояла созданная в 1948 г. по кремлевской указке Национал-демократи­чес­кая партия, в которую сгребли на перековку 200 000 бывших солдат и офицеров вермахта и даже многих бывших нацистов, проскочивших сквозь сети Нюрнберга. Так, по-видимому, было легче держать под контролем ту часть восточногерманского общества, которая состояла из опытных, боеспособных и дисциплинированных людей, вряд ли испытывавших особые симпатии к советскому оккупационному режиму.

 

Конечно, камуфляж «многопартийности», хоть и был какой-то отдушиной для тех, кто не испытывал восторга от единственно правильного марксистско-ленинско-сталинского учения, тем не менее никого не обманывал; все «альтернативные» партии приз­навали закрепленную в конституциях их стран руководящую и ведущую роль коммунистов.

 

Правда, Польшу, как очень часто случалось в истории, с трудом удавалось втиснуть в разработанные схемы. Кроме марксистского рулевого страны - Польской Объеди­нен­ной Рабочей партии,-  существовали, вернее, сосуществовали в коалиции с коммунистами Крестьян­ская и Де­­мо­кратическая партии. Но действовала также Ассо­циация «Знак» - движение левых католиков, сформировавшееся в 1955 г. и имевшее своих депутатов в Сейме. Последние стали реальной оппозицией, не признававшей «ведущую и направляющую роль» коммунистов, что и привело к запрещению ассоциации в 1980г. Но Польский Христианский союз, существовавший в 1981-86 гг., продолжил оппозиционные традиции, передав затем эстафету «Солидарности».

 

Впрочем, Польша - это всегда что-то нестандартное. У нее даже короли были выборные. Но наша тема - псевдомногопартийная система при фак­тически бессменном доминировании одной партии - весьма актуальна, поскольку именно она стала политической моделью Рес­публики Армения. Тема серьезная, без экскурса в недавнюю историю не обойтись.

 

Номенклатурно-бюро­крати­ческая часть Коммунис­ти­ческой партии Армении (и особенно ее комсомольская составляющая), чутко уловив веяния времени, плавно перетекла в АОД, под крылышко духовно, классово и семейно родственных ей «революционных» вождей нового движения; вместе они сформировали новый правящий класс, вытеснили из него, как и из комитета «Карабах», всех вольнодумцев перестроечных и военных лет, и к судьбоносно важным выборам 1995 и 1996 годов привели обескровленное, испуганное и разочаровавшееся в свободе и независимости общество. Те парламентские и президентские выборы и референдум по Конституции прочертили рваной траншеей границу, разделившую общество на непримиримо враждующие лагеря. По одну сторону - застывающий бетон режима, по другую - все, кто надеялся построить свободную страну, достойную духовно возрожденных, активных, смелых, гордых, воспрянувших армян образца 1988 года. Помните тех армян? Ведь многие из вас, кто постарше, ими и были когда-то. Разве они не были достойны лучшей участи и лучшей страны? Конечно, были. Но построить лучшую страну у себя не смогли и стали искать ее в далеких краях... Но это другая тема, а мы пока вернемся к нашей.

 

Вспомним расклад политических сил в начале 90-х, до парламентских выборов 95-го. По одну сторону полуграмотная аодовская клептократия, срастающаяся с самыми дальновидными и пронырливыми представителями унаследованного от Советской власти государственного аппарата, которым вместе за короткий срок удалось довести цветущую страну до полного экономического коллапса. По другую сторону - сильная оппозиция: дашнаки, республиканцы, отколовшийся от АОД и еще сам не расколовшийся на мелкие фракции НДС, еще не приватизированные амбициозными лидерами ОНС и СКП, еще не нуждающиеся в реанимации рамкавары. И были еще не распавшиеся на мелкие группки коммунисты. То, что эти силы, особенно вместе, способны были победить на выборах 1995г. и составить парламентское большинство, ни у кого, в том числе и у властей, сомнений не вызывало. И пошли в ход гибкие политтехнологии удержания власти, обществу нашему и неопытной оппозиции тогда еще малознакомые и оттого более эффективные. Дета­лями и датами грузить вас не буду, многие и так все помнят, а тех, кому что-то покажется пропущенным или просто не понравится, с удовольствием приглашаю к полемике.

 

Вообще-то, когда говорят о хитрых, сложных политтехнологиях, имеют в виду в основном качество исполнения, поскольку содержание, как правило, неизменно с доисторических времен. Оно базируется на умении очернить и оболгать противника (теперь это называется компроматом или черным пиаром), расстроить, разобщить его ряды (divide et impera), обманом, подкупом или запугиванием вырвать из его рядов наиболее податливые звенья (кнут и пряник). Вот, собственно, и все. А делается ли это посредством архаических подметных писем, доносов, лжесвидетельств или Ин­тернета и телевидения - это только лишь вопрос техники и эпохи.

 

Первыми начале 90-х годов прошлого века в рядах оппозиции «прогнулись», по терминологии белорусского президента Лука­шенко, национал-демократы. Их вождь Вазген Манукян вошел в аодовское правительство, чему, разумеется, не препятствовали идеологические барьеры. Попытки расколоть дашнаков путем давления из-за рубежа и создания параллельной самозванной структуры провалились с треском, и власть взялась за Республиканскую партию. Хит­роумная комбинация прессинга и лакомой приманки (в виде стадиона «Раздан», например) привела к тому, что партия эта резко поменяла курс; ее втащили в единый предвыборный блок с аодовцами. Оппозиция оказалась расколотой.

 

Дашнаки, отбившие атаки раскольников и не поддавшиеся ни на приманки, ни на угрозы, ни на лесть, и немногочисленные союзные им организации оказались один на один перед лицом власти, только-только вошедшей во вкус скорого и беззатратного обогащения и озверевшей от перспективы утраты господствующих позиций.

 

Правда, интересная тема? Сколько воспоминаний... Мы продолжим ее, не сомневайтесь.

 

Ваан Ованнесян

yerkir.am
Самое читаемое
Yandex.Metrica