close
Погода в Ереване
18 Ноябрь 2018
+6°
+7°День
+0°Ночь
weather
close
Курс Валют
18 ноя 2018
USD1485,72
GBP1621,53
EUR1550,71
RUB17,35
close

ՀՀ, ք. Երևան Հանրապետության փ. 30

+374 10 52 15 01
ՎԵՐԵՎ

Пугающее бездорожье свободы

Тема дня

29 Декабрь 2014, 11:30
 Пугающее бездорожье свободы

У меня такое впечатление, что мы что-то очень важное упустили. Прозевали. Пропустили мимо себя. Или сами проплыли мимо чего-то главного в нашей жизни и даже не заметили утраты. Я оглядываюсь назад - в конец 80-х, в 90-е, даже в начало 2000-х, и вижу, что мы вовсе не планировали оказаться в таком дерьме, в каком, извините за выражение, оказались. Впрочем, это не вполне цензурное выражение нетрудно объяснить; и вряд ли найдется много желающих смягчить его в контексте нашего сегодняшнего бытия.

 

Пусть слово "бытие" не дезориентирует вас. Я не собираюсь писать о нашем унижающем человеческое достоинство быте и довлеющих социальных, экономических и экологических проблемах, о разъедающей все коррупции, полной профнепригодности или криминальных  наклонностях значительной части властного "истеблишмента", хотя прекрасно сознаю, что многим в нашем обществе кроме этого больше ничто уже не интересно. Трансформация мировосприятия у нас произошла постепенно, так что границ между различными состояниями общественных настроений невооруженным глазом и не заметишь: от благородного девиза "не хлебом единым" мы перешли вначале к требованию "хлеба и зрелищ"; но хлеба не было и нет, а одними зрелищами, которыми нас кормит республиканская власть, сыт не будешь, так что общественные настроения плавно перетекли в обывательскую премудрость "где хлеб, там и родина". И ведь это не случайно. Где-то на нашем пути мы свернули не в тот переулок. Кто в этом виноват, и почему все так вышло - сейчас обсуждать смысла нет, да и так все понятно. Не это главное.

 

"Пугающее бездорожье свободы" - эту фразу я встретил много лет назад в замечательном романе американского писателя Торнтона Уайлдера "Мартовские Иды". И часто вспоминал ее, когда Армения, совершавшая первые шаги на пути независимости, оказывалась на перепутье. Каким путем идти? Всегда есть опасность ошибиться, опыта никакого, а наше политическое и географическое положение таковы, что ошибка, как и у сапера, может быть только одна: она же роковая и последняя.

 

Последняя? Ах, если бы так! Но нет, тут нам не повезло. В отличие от минного, политическое поле имеет одно отличие: взрыв здесь редко следует непосредственно за ошибкой, поэтому ее последствия зачастую трудно бывает разглядеть сразу. Если бы последствия ошибок становились заметны немедленно по их совершении, мы могли бы, заменяя по пути незадачливых "саперов", т.е. начальников разных мастей и калибров, двигаться вперед, выправляя и корректируя направление своего движения. Но, к сожалению, грабли бьют по лбу не сразу, и не всегда тех, кто на них наступил. И самодовольные вершители наших судеб продолжают совершать одну ошибку за другой, не замечая, в какой лабиринт заводят страну, пока наконец не приходит время расплаты. Вам не кажется, что наш паровоз, который "вперед летит" ("Вперед, Армения!") под руководством людей, не умеющих видеть, признавать и исправлять ошибки свои и своих предшественников, подходит именно к этой станции? Правда, тяжелее всего расплачиваться приходится не им, а нам, но какое это теперь имеет значение?

 

Последствия таких ошибок - тактических, стратегических, труднопоправимых - мы видим во всех сферах: экономической, социальной, культурной, моральной, политической.

 

Лично мне кажется, что самым тяжелым ударом по нашим надеждам оказалась потеря гражданского чувства, которое является основным иммунным механизмом национального организма. Чтобы объяснить это, мне придется говорить о простых, казалось бы азбучных истинах. Это не просто слова. Что из себя представляет это самое гражданское чувство? Это всего лишь чувство ответственности. Но не только за семью, близких, здоровье детей и собственное благополучие. Ответственность за свою страну. Ответственность, которую невозможно переложить на чужие плечи, даже на плечи своего правительства. Ответственность, которую нельзя продать как голос во время выборов.

 

Вспомним конец 80-х, вспомним войну за Карабах. Что делало нас гордыми, решительными, смелыми? Что делало нас гражданами? Что нас объединяло? Этническое родство, язык, уникальный алфавит, общая история, минеральная вода "Джермук", осознание своей национальной идентичности, церковь, любовь к долме и хашу? Нет, все перечисленное и многое другое делало нас армянами, но гражданами Армении нас делало что-то другое.

 

Чувство ответственности. Карабахское движение наполнило нас чувством гражданского долга. Мы ощущали себя частью общества, осознающего свою ответственность и даже подумать не могли о том, чтобы переложить ее на плечи каких-нибудь дядек из Политбюро или подобных, нам неподконтрольных организаций. Потому и победили в навязанной нам войне.

 

Но потом кто-то искусно сместил наши ориентиры. Или может сказалось собственное неумение сформулировать адекватную национальным интересам политическую повестку.

 

Как гражданское общество мы сформировались в Карабахском движении, но потом выпали из него, и как результат - перестали быть гражданским обществом, хотя именно  оно, это движение, было способно стать топливом для нашего внутреннего развития и прогресса. Кто-то выпал сам, удовлетворенный карабахским происхождением двух последних президентов (мол, эти не подведут, куда денутся?); других мягко (кое-кого грубо) выдавили из реальной политической активности в надуманную. И поплыли мы с вами в никуда, увлекаемые ложными маяками, ложными ориентирами. Мы, армянский народ, перестали быть главной составляющей частью Карабахского движения, а без нас оно вскоре утратило  свой  животворящий характер, переродилось в политическую интригу с активным участием опять же дядек из Политбюро, только теперь уже не советского, а международного.

 

Мы молча взирали, как Карабах выталкивают из переговорного процесса руками наших же руководителей; мы смирялись, когда "мэтры" нашей дипломатии свысока поучали всех, кому приходилось принимать участие в международных конгрессах и симпозиумах, быть снисходительными к истерическим антиармянским выпадам азербайджанцев: жесткая реакция на них, мол, не нравится нашим западным партнерам, а правду и так все знают. Мы молча отошли в сторону, когда стало ясно, что ни одно из сменявших друг друга правительств не собирается предпринимать реальных шагов по заселению освобожденных территорий армянами.  Дашнаки протестовали против этого; ну так это же дашнаки, вы понимаете, многозначительно ухмылялись дипломаты. Мы не били по морде не нюхавших пороху, но лоснящихся важностью чиновников, которые по каждому поводу и без повода пели перед каждой аудиторией арии о готовности Армении к уступкам. Мы привыкли к хамским угрозам вельмож азербайджанского эмирата, забыв, что они нашу сдержанность воспринимают как слабость и трусость.

 

Нас отучили от борьбы. Вы ведь знаете, зачем это делается: со смирными властям комфортней.

 

С нас сняли ответственность. И мы, не осознавая, что отдаем в чужие руки свое гражданское звание, с легкостью сбросили с себя груз ответственности за собственную страну. И Диаспора, глядя на нас, поступила так же: отвернулась и занялась своими делами.

 

А нас унесла другая стихия. Нас увлекла свобода. Сначала, как дети неожиданно обретшие неизведанную свободу, мы не боялись ее бездорожья. Неопытные, мы не слушались предостережений и не учились отличать средства и  методы от целей; главное от второстепенного. Четкий список национальных интересов, на первой строке которого стоял (и стоит) Карабахский вопрос, оказался отодвинут в нашем сознании куда-то на задний план, а вперед выдвинулись хоть и очень важные, но вспомогательные вопросы демократических преобразований, административных реформ и проч. Потом и они утратили свою актуальность. Им на смену пришли интриги, скандалы; и сплетня стала основным информационным источником общества, которое загнивало все больше и больше.

 

И на этом фоне всеобщей апатии нашей стране приходится сегодня решать вопросы стратегической важности. Речь идет не только о непростом выборе между новыми этапами европейской интеграции и российской ориентацией. О них мы еще поговорим. Речь идет о выборе жизнеспособной  модели нашего общества. Как искать выход?

 

Теперь, когда мы оказались во мрачном тупике, усталые, разочарованные, утратившие все былые иллюзии, пора поступить так, как обычно поступают заблудившиеся в пещере: нужно медленно, ощупью возвращаться назад, пока не найдем то, что потеряли; пока не найдем путеводную нить; пока не найдем самих себя. В одну и ту же реку не вступишь дважды, но другой реки нет.

 

Ваан Ованнесян

 

 


yerkir.am
Самое читаемое
Yandex.Metrica